Реклама

НЕРАЗРУШАЮЩИЙ ПРОГРЕВ БЕТОНА

Интервью с президентом "РАТМ Холдинг" Эдуардом Тараном (Июль 2007 года)

Дата публикации: 26.07.2007 Количество просмотров: 2262

Эдуард Таран - владелец 78 компаний, объединенных в группу РАТМ. Создав многопрофильный холдинг, стоимость которого Таран оценивает в $1 млрд, он решил избавиться от части активов и сосредоточиться на высокорентабельном цементном бизнесе. В интервью “Ведомостям” он рассказал, почему предпочел производство цемента торговле углем, накупил так много активов, кто станет его новым партнером по цементному бизнесу и сколько новых цементных заводов он еще собирается построить.

- Как создавалась группа РАТМ?

Окончание моей службы в армии совпало с началом перестройки. Именно тогда мы с моим другом Владимиром Даниловым (сейчас - владелец группы “Февраль”. - “Ведомости”) собрали команду из опытных советских строителей и стали генподрядчиком строительства девятиэтажного жилого дома в Кемерове. Но как-то неожиданно на полпути у заказчиков закончились деньги - нам перестали платить за выполненные строительно-монтажные работы. Должники предложили перейти на расчет углем через бартерные схемы. Скоро стало понятно, что заниматься углем гораздо выгоднее, чем строительством. Со временем мы создали трейдинговую компанию, занялись поставкой на рынок энергетических углей. Тогда компания и получила свое название - “Региональная ассоциация топливных материалов” (РАТМ). Стали крупным трейдером для РАО “ЕЭС России”, купили угольный разрез, построили к нему железную дорогу. В угольном бизнесе прошли полный цикл - стали крупнейшим трейдером и поставляли до 20 млн т, что было сопоставимо с добычей всего “Кузбассразрезугля”.

- Как вам удалось стать крупным трейдером “Кузбассразрезугля”?

Мы помогали “Кузбассразрезуглю” и другим компаниям с поставками металла, техники, они расплачивались с нами углем. С “Кузбассразрезуглем” мы проработали семь лет.

- Вы не пытались участвовать в приватизации предприятия?

К приватизации допустили не все компании, и на рынок угля пришли глобальные игроки - МДМ, УГМК, имевшие большие финансовые возможности по сравнению с нашими. Со временем новые акционеры научились продавать уголь самостоятельно, и в 2002 г. я полностью продал партнеру свою долю в угольном бизнесе.

- После это вы и занялись цементом?

Да. Я принял решение сконцентрироваться на покупке других промышленных активов: покупал компании, находившиеся в тяжелом финансовом состоянии. На вторичном рынке приобрел акции “Искитимцемента”. Завод находился в предбанкротном состоянии, имел более 600 млн руб. долгов. На покупку первого пакета - 38% акций - потратили $10 млн, а через год на госаукционе докупили еще 25%. Тогда “Искитимцемент” производил 400 000 тонн цемента, сейчас - 1,8 млн тонн.

- Блокпакет “Искитимцемента” принадлежит государству. Что с ним будет?

“Искитимцемент” - идеальное частно-государственное партнерство. С момента покупки завода мы увеличили стоимость госпакета в 250 раз. Сегодня оцениваем завод в $720 млн, или в $400 за тонну производимого сырья. Мы надеемся, что госпакет не будет продан в ближайшее время, поскольку считаем, что появление нового акционера может затормозить развитие завода.

- Но вы ведь можете сами выкупить акции?

У нас есть контрольный пакет, а лишние траты нам не нужны - мы с большей пользой инвестируем эти деньги в развитие завода.

- Раньше вы говорили о возможном привлечении иностранного инвестора.

Мы ведем консультации с госорганами по возможному участию иностранного стратега в капитале “Искитимцемента”. Сейчас к нему проявляют интерес три цементные компании мирового уровня. К концу года будет понятно, с кем сложится альянс. В этом году мы приступим к работам по строительству нового завода на этой же территории мощностью 1 млн т. Всего планируем вложить 220 млн евро, пока инвестируем собственные средства, вложили $18 млн.

- А какова себестоимость производства цемента?

Коммерческая тайна. Могу сказать, что даже с учетом отвлечения средств на выполнение инвестпрограммы рентабельность превышает 30%.

- Как вы считаете, как дальше будет развиваться цементный рынок?

Если учитывать, что строительство новых мощностей потребует как минимум трех лет, все это время будет наблюдаться пиковый дефицит цемента. И он будет нарастать. Многие заводы работают на пределе мощности. Проектная мощность “Искитимцемента” - 1,7 млн тонн, а он выпускает 1,8 млн тонн в год. Но реальный дефицит рассчитать сложно. Его можно исправить только увеличением производственных мощностей. Других механизмов нет - искусственное ограничение роста цен приведет к деградации отрасли.

- То есть вы считаете, что действия ФАС по ограничению цен “Евроцемент груп” неэффективны?

Сначала надо задать вопрос ФАС, как у нас появляются компании-монополисты, а потом смотреть за ростом цен.

- Но для вас, наверное, появление такого монополиста только на пользу?

С Филаретом Ильичом Гальчевым (владельцем “Евроцемент груп”) мы знакомы более 10 лет. Он тоже работал в угольной промышленности. До сих пор помню, как на одном из совещаний “Красноярскугля” говорили, что нужно ставить рукотворный памятник Гальчеву, который сделал цены на уголь рыночными и отрасль стала эффективной. Этот опыт он перенес и на цементную отрасль. Цементники высоко оценивают его роль и в консолидации отрасли, и в процессе ценообразования.

- Озвучены планы строительства в России около 40 заводов. Нет риска, что, когда они заработают, рынок обвалится?

С учетом стоимости проектов и их сложности заработают они не скоро. Да и введено в строй, думаю, будет на порядок меньше предприятий. Компаний, которые будут рисковать суммами до 200 млн евро - а такова средняя стоимость предприятия, - не так много.

- Но вы готовы рискнуть?

Мы приняли стратегическое решение о создании цементного холдинга на базе “Искитимцемента” и “Ангарскцемента”. Зарегистрировали головную компанию в Москве - “РАТМ-Цемент Холдинг”, гендиректором которой станет экс-гендиректор ГАЗа и “Агромашхолдинга” Виктор Беляев. Примерные показатели для нашего цементного проекта - выпуск 10 млн тонн через четыре года. Это “Искитимцемент” с 3 млн тонн, “Ангарскцемент” и строительство еще четырех заводов мощностью 1,5-2,2 млн тонн в год каждый. География - 2-3 завода в европейской части, один в Казахстане. Сейчас формируем программу по участию в реконструкции Белорусского цементного завода.

- Как вы собираетесь включить “Ангарскцемент” в состав нового холдинга, судебные разбирательства вокруг которого не завершены?

30 мая 2007 года 9-й арбитражный апелляционный суд принял решение о возврате нам 2,17% акций “Ангарскцемента”. Контрольный пакет акций завода мы купили у трех руководителей завода через брокерскую компанию БКС. Но, обладая контрольным пакетом, мы до сих пор не можем приступить к руководству предприятием - препятствует менеджмент завода, близкий к “Сибирскому цементу”. Была использована криминальная схема, когда по фальшивому решению мирового судьи из города Уфы 2,17% акций было списано с нашего счета, т. е. номинального держателя. Мы создали прецедентную практику, когда украденный пакет возвращается законным владельцам. В ближайшее время мы планируем приступить к управлению заводом, когда именно - сказать трудно. В любом случае мы намерены соблюсти все права миноритариев на участие в управлении.

- А вы не пробовали сесть за стол переговоров?

Мы находимся в непрекращающемся диалоге. Но предложения “Сибцема” изначально неприемлемы, основаны на том, что у них есть контроль над заводом. Они предлагают выкупить нашу долю за несоответствующую цену. Но мы не собираемся ее продавать.

- Как же вы собираетесь работать с “Сибцемом”, если, например, суды докажут вашу правоту? Ведь группа является крупнейшим акционером предприятия.

Проблема в другом. С завода выведены активы. Но нас это не смущает: возврат имущества - дело времени. Хуже то, что этот процесс может сопровождаться уголовными делами в отношении ряда лиц.

- Какой была роль Виктора Беляева в конфликте вокруг “Ангарскцемента”?

Мы с ним сотрудничаем по многим направлениям - у него огромный опыт структурирования разрозненных предприятий. К тому же в России мало кто с ним сравнится по умению кратно увеличивать стоимость компаний в сжатые сроки. Поэтому я предложил ему принять участие в разрешении конфликта по “Ангарскцементу”. В процессе мы приняли решение совместно реализовывать цементный проект в целом.

- Беляев будет вашим партнером?

Да. Размер его доли назвать не могу.

- Во сколько вы могли бы оценить сейчас стоимость активов РАТМ?

Как минимум $1 млрд.

- В группу РАТМ входят разнопрофильные активы. По какому принципу вы их приобретали?

По типу американской General Electric, которая занимается многим - от производства энергетического оборудования и медицинской техники до финансовых операций. В нашу группу входят 78 компаний. В оптический холдинг входят пять предприятий: три - в России, два - в США и Китае. Второе направление - машиностроение, объединяющее два завода по производству насосной техники - “Гидромаш” в Москве и Машиностроительный завод на Южном Урале. Помимо этого развиваем производство стекла - тарного и плоского. Предприятие в Новосибирске предполагает выпуск 1 млрд шт. бутылок в год, это позволит нам войти в пятерку лидеров рынка России. Проект плоского стекла мы анонсировали совместно с Русской содовой компанией, пока он приторможен. Скорее всего мы будем реализовывать его самостоятельно. Инвестиции - 150 млн евро, а общий оборот стекольного бизнеса планируем довести до $500 млн.

- У вас также есть девелоперская компания “РАТМ-Девелопмент”. Почему решили вернуться в бизнес, из которого уже выходили?

Девелоперский бизнес интересен с точки зрения доходности, эффективности и развития. У нас есть серьезные возможности - как финансовые, так и управленческие. Мы прорабатываем программу строительства 1,2 млн кв. м жилья. Есть земельные участки в Новосибирске, Москве и ряде других городов. На данный момент активно развиваются четыре проекта: один - в Москве и три - в Новосибирске.

- Вы не сильно распыляетесь, вкладываясь в разнопрофильные активы?

По сути, мы действуем как инвестиционный фонд, накапливающий активы, и в течение трех лет решим, какой бизнес развивать дальше, какой - продавать.

Биография:

Эдуард Анатольевич Таран родился 16 ноября 1967 г. в Новосибирске. В 1986-1989 гг. служил в армии. В 1989-1990 гг. работал в молодежном центре “Спутник”. С 1990-1992 гг. - директор малого предприятия “РИФ”. С 1992 г. - консультант по маркетингу в ТОО “Сибирский регион”. В 1993 г. избран президентом АОЗТ “ТПД “Региональная ассоциация топливных материалов” (с 1996 г. - ЗАО “РАТМ”). С сентября 2001 г. по настоящее время - президент промышленно-коммерческой группы РАТМ. В июне 2000 г. окончил Новосибирский гуманитарный институт с присвоением степени бакалавра экономики, в феврале 2002 г. завершил обучение в Новосибирском государственном техническом университете, специальность - “экономика и управление на предприятии”.

Справка:

Группа РАТМ - многопрофильный производственный холдинг, объединяющий “Искитимцемент”, НЗ “Экран”, “Алттрак” и другие предприятия (всего 78 компаний). Выручка группы в 2006 г. - $520 млн, EBITDA - $200 млн, около половины приходится на “Искитимцемент” и “Экран”. Владелец РАТМ - президент группы Эдуард Таран.

Источник: газета "Ведомости"

 

 

 

 

Назад

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9374
Участников online
45
Подписано
7213
Объявлений
2129
Компаний
5283
Новостей
13225
Форумов
24
Тем форумов
21741
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
887

Подписка