Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Интервью с руководителем Федеральной антимонопольной службы России Игорем Артемьевым (Август 2008 года)

Дата публикации: 05.08.2008 Количество просмотров: 1660

В последнее время - и в связи с подорожанием авиационного керосина, и в связи со скандалами вокруг «Мечела» и Evraz Group - в центре внимания оказалась Федеральная антимонопольная служба и ее руководитель Игорь Артемьев. Сегодня он отвечает на вопросы «Новой газеты».

Четыре года назад, когда вы заступали на пост, были названы три главные задачи: ограничить тарифы естественных монополий, рост цен на жилье и рост цен на бензин. Ни одну решить не удалось. Почему?

Вопрос справедлив - все эти задачи носят остросоциальный характер. Да, у нас были надежды, что удастся реализовать эти ограничения, но они не сбылись. Хотя не все зависело от ФАС: на фоне огромного роста цен на энергоносители в мире соответствующий рост происходит и у нас. Правда, как это ни покажется странным, ситуация с ростом тарифов в России несколько легче, чем в ряде европейских стран. Мы не допустили роста тарифов больше, чем на величину инфляции (за исключением последних месяцев). А весь прошлый год тарифы росли куда умереннее, и при инфляции в 12% они выросли на 10,5%.

- О ценах на бензин никак нельзя такое сказать: 15-процентный рост только за эти полгода.

За последние два года темпы роста мировых цен на энергоносители в два раза превышали темпы роста на внутреннем рынке! Конечно, наши нефтяные компании хотели бы иметь такие же темпы роста и продавать бензин за 50 рублей. Но мы их остановили. Прибыли нефтяных компаний в 2007 году падали, и это происходило потому, что в нашем антимонопольном законодательстве теперь установлены жесткие санкции против монополистов. Сейчас, когда цена на нефть выше 100 долларов за баррель, в тех случаях, когда мы можем выявить картели (а мы недавно их выявили в Томской области, все доказали, привлекли к ответственности и передали дела в прокуратуру) - мы немедленно принимаем необходимые меры.

Зато темпы роста цен на жилье зашкаливают: за четыре года - в пять раз. Такое может быть только в ненормальной экономике…

Что касается жилья, то здесь ситуация куда сложнее. Остановить рост цен не удалось - это факт. Но надо сказать, что рынок жилья является абсолютно конкурентным и неподвластным антимонопольному законодательству.

- Но как быть с производством строительных материалов и распределением земельных участков под застройку? Там-то рынок вполне монополизирован?

Вначале в стране не было более радикально настроенного человека, чем я, который бы так жестко требовал расследований и наказаний для компании «Евроцемент». В результате с 2005 года они полтора года держали цены, боясь повысить их хотя бы на рубль, и потеряли около 120 миллионов долларов.

А потом опять стали повышать.

Да, но что случилось за это время? Квадратный метр взлетел в разы. Естественно, хочешь не хочешь, мы должны были решать этот вопрос.

- Но строительные компании обосновывали рост цен на жилье именно ростом цен на цемент, который, дескать, подорожал на 70%!

На самом деле строительные компании очень хорошо организованы и проводят настоящий пиар. В общей себестоимости строительства цемент не превышает 4-5%. Поэтому рост цен на цемент даже на 70% никак не может привести к росту в разы, в 3-5 раз, цен на жилье… Да, мы понимали, что удержать цены в условиях стремительного роста стоимости квадратного метра невозможно. Тем более что в этом есть своя опасность: в России к тому времени сложился 20-процентный годовой дефицит цемента. Инвестиции идти перестали, дефицит усугублялся, и мы были бы вынуждены импортировать цемент. С другой стороны, надо было придумать справедливый механизм определения цены на цемент.

Был ли он придуман?

Мы выдали предписание компании «Евроцемент» - начать торги по специальным процедурам, с ограничением цен. Мы понимали, что когда эта цена будет сформирована как квазирыночная - это приведет к тому, что в цементную отрасль придут миллиарды долларов инвестиций. Что и произошло. И эта политика, которую мы проводили последние два года и за что нас нещадно критиковали, привела к тому, что в России на конец 2008 года не будет дефицита цемента. За счет снятия импортных пошлин мы сбили цены - импорт из Турции и Египта реально более дешев. В этом году цена на цемент в середине сезона упала на 10% и больше повышаться не будет. А главное - введено новых мощностей на 12 миллионов тонн, в этом году вводится еще на 10 миллионов. Россия становится из импортера экспортером цемента - все объекты будущего строительства будут обеспечены собственным цементом.

Сколько, на ваш взгляд, должен стоить метр жилья?

Думаю, что его цена сегодня завышена не менее чем в три раза. Квадратный метр нигде в России не должен стоить больше 1600 долларов.

На местах выстроена монопольная и коррупционная система отвода земель. К тому же энергетики дерут непомерные цены за подключение. И все это сразу попадает в цену квадратного метра.

Начнем с электричества. Только за 2007 год мы возбудили и закончили производством 864 дела против энергетиков по всей стране. Большей частью - за отказ от заключения договора присоединения к сетям для малого бизнеса. Но в последнее время под давлением и нашим, и правительства в целом Чубайс ввел новые расценки - 500 рублей за подключение для малого бизнеса.

- А почему вообще за это надо брать деньги? Платить надо за электричество, а за право к нему подключаться…

Вполне согласен с этим. Считаю, что подключение должно сводиться только к стоимости технического присоединения проводов. Что касается расходов на развитие, которые сегодня «загоняют» в цену подключения, они должны входить в тариф на передачу. Иначе мы для всех малых бизнесов устанавливаем огромные барьеры входа на рынок и тем самым препятствуем их нормальному развитию. Ведь они, как правило, только начинают дело, когда им нужны большие расходы и еще нет никаких доходов. А если эти инвестиционные расходы заложить в тариф на передачу - платили бы все участники рынка, и относительно немного, причем на стадии, когда они уже имеют окупаемость. Мы уже два года за это выступаем, но пока решение не принято. И второй момент: если я участвовал в развитии, оплачивал инвестиционные расходы энергетиков - дайте мне право собственности на часть этого объекта! Уже подготовлена поправка к закону.

А как с распределением земельных участков?

По нашей инициативе были разработаны поправки в Земельный кодекс, и в 2007 году 96% всех земельных участков были выделены в форме аукционов. Это помогло привлечь более 100 миллиардов в бюджеты регионов.

- В Петербурге картина обратная: практически все земельные участки под застройку выделяют целевым назначением…

Состояние дел в Петербурге у меня вызывает тревогу. Петербург уже давно потерял свое лидерство в этих вопросах, уступает Татарстану, Москве, Алтайскому краю, Кемеровской области. В Татарстане более 50% участков распределено в результате аукционов, в Алтайском крае - 60%, в Кемеровской области - 90%. Казалось бы, можно было ожидать от Петербурга совсем другого, но в нем за 2007 год было только 1,5% земельных участков распределено по аукционным процедурам. Это страшно коррупционная цифра!

ФАС как-то реагирует на такое положение дел?

У нас идет серия судебных процессов с питерской администрацией, но, на мой взгляд, пока адекватной реакции с их стороны нет. Мы не раз встречались с руководством Комитета по экономике, но разговор с их стороны идет только об одном: верните нам квалификационные процедуры (позволяющие отобрать участников аукционов, то есть - провоцирующие коррупцию), мы сами будем решать. Не видно, чтобы они хотели «прозрачности».

ФАС будет настаивать на отмене результатов аукционов по продаже земель в Московской области по 600 рублей за метр?

Мы вынесли предписание о том, что аукцион незаконен. Совершенно точно мы подадим иски в суд о расторжении большей части этих договоров - там более чем по половине лотов были нарушения.

Возможна ли экономическая конкуренция в условиях устанавливаемой политической монополии?

Очень трудно этого добиться, хотя история все же дает разные примеры. Скажем, в Гонконге жесткий режим поощрял конкуренцию и развитие малого бизнеса. В Южной Корее были положительные примеры. Но это все исключения из правил. Мы в своем докладе о конкуренции честно написали, что страна движется в двух противоположных направлениях. С одной стороны, например, демонополизация энергетики. Но с другой - укрепление монополий, госкорпораций, неравное применение закона судами.

Может ли что-то сделать с этим ФАС?

Политическая «демонополизация», к сожалению, в нашу компетенцию не входит. А в экономической области наша миссия стремиться к тому, чтобы не было засилья монополий.

Под текст

Между тем Генеральная прокуратура, похоже, не разделяет возмущения главы антимонопольной службы по поводу неправедного проведения аукционов по продаже прав аренды на супердорогую рублевскую землю. Она во всеуслышание заявила, что не выявила «существенных нарушений» при проведении аукционов. Напомним, что права аренды 69 лесных участков площадью 991 гектар были проданы в декабре 2007 года и марте 2008 года по ценам от 600 до 1000 рублей за квадратный метр и при существенных ограничениях для желающих участвовать в аукционах. ФАС, как уже сказано, выявила нарушения, а Генпрокуратура пришла к противоположному выводу?

Беседовал Борис Вишневский

Источник: "Новая газета"

 

 

 

Назад

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9370
Участников online
67
Подписано
7209
Объявлений
2129
Компаний
5283
Новостей
13222
Форумов
24
Тем форумов
21741
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
887

Подписка