Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Интервью с генеральным директором ЗАО "Моспромстрой" Борисом Гурецким (Апрель 2009 года)

Дата публикации: 28.04.2009 Количество просмотров: 4316

Почему строительные проекты больше не приносят прибыли «Моспромстрою» и компания решила сделать ставку на девелопмент, рассказал руководитель компании Борис Гурецкий. В 2005 году Бинбанк официально признал, что ему принадлежит более 35% компании. Позднее структурам Михаила Гуцериева удалось консолидировать около 70% компании. Гендиректор «Моспромстроя» Борис Гурецкий, который почти полвека работает в этой структуре, об акционерах говорить не любит. Но их позицию называет правильной: в финансовую политику не вмешиваются, деньги из компании не забирают и еще помогают загрузить мощности личными проектами. Борис Гурецкий говорит, что, если бы заказчики вовремя рассчитывались с «Моспромстроем», компания не почувствовала бы кризис, а сейчас ей приходится использовать даже бартерные сделки. По его данным, сейчас дебиторская задолженность компании - 1,5 млрд руб. «Например, мы строим для города 11 станций РТС - на 18 марта 2009 года не получили ни одной копейки! В месяц у нас оборот - примерно 1,8 млрд руб. за счет того, что деньги приходят в одну копилку, приходится их перенаправлять туда, где они важнее», - возмущается Борис Гурецкий.

- Что сегодня представляет собой «Моспромстрой»?

Это одна из самых крупных строительных компаний в России. Ключевое направление — строительство. Мы выполняем все виды работ, за исключением узкоспециализированных, например не монтируем эскалаторы, лифты. Главные цели на ближайшую перспективу — создание девелоперской компании и запуск девелоперского бизнеса.

- Сейчас многие отходят от девелопмента.

Чисто строительный бизнес не дает прибыли, чтобы развиваться, надо иметь другой центр прибыли. Например, мы построили для города 10 детских садов, по каждому из них имели убытки в 3-5 млн руб., в прошлом году построили семь школ — такая же история. В этом году вообще все с ума сошли — процент снижения дошел до 30! Правда, мэр Москвы сейчас приостановил проведение аукционов. Например, мы в Зеленограде выиграли тендер на строительство жилого дома, процент снижения составил 32! Как мы будем дом строить, я еще не знаю.

- А зачем тогда взялись?

Надо сохранять коллектив для работы и после кризиса.

- Зачем, если в убыток?

Тогда всех надо уволить. А для нас чрезвычайно важно сейчас наращивать объемы строительства, сохранить наш уникальный трудовой коллектив. Все эти сомнительные подрядные фирмы, которые сейчас существуют, в период кризиса и погибнут. В том же Зеленограде на аукционе как-то мы проиграли одной фирме, а на второй день она пришла к нам с предложением, чтобы мы стали их подрядчиками. И сейчас одна из наших целей — добиться того, чтобы городской тендерный комитет не допускал до участия в конкурсах подобные компании.

- Во сколько обойдется городу 1 кв. м в Зеленограде?

В пределах 25 000-26 000 руб.

- Я слышала, вы стали соглашаться на бартерные сделки?

А что делать? «Моспромстрою» только одна ПИК была должна 1 млрд руб. за то жилье, которое мы для них строим. Мы согласились взять у них жилье. 110 квартир в Новопеределкине, дома будут введены в эксплуатацию в конце года.

- Продаете по той же цене, что и ПИК?

С небольшой наценкой от той цены, по которой мы обменяли, — чтобы покрыть расходы на рекламу. За полтора месяца продали всего 11 квартир! Но у нас хоть что-то берут… Все ждут, что завтра начнут квартиры раздавать бесплатно. У нас же многие привыкли жить на халяву, выжидают. Ну пускай. Скупой платит дважды. Буквально через полгода цены начнут расти — вы меня еще вспомните! Потому что новое жилье не строится, и оно станет дефицитом ровно через год.

- Но ведь дно ценовое еще не достигнуто. Не рановато ли прогнозировать дефицит?

Цены уже значительно упали — посмотрите на разницу в сегодняшней продажной стоимости и докризисной. Жилье, которое до кризиса стоило, например, 110 000 руб. за 1 кв. м, сейчас продается по 70 000 руб. Жилье было дешевым, когда мы ни за что не платили. Сегодня, например, только за присоединение электроэнергии по Мичуринскому проспекту (около 280 000 кв. м жилья) нам надо заплатить 1,5 млрд руб.! Если строительство стоит 1 руб., то за все остальные услуги нужно заплатить 1,5 руб.

- Город не расплачивается за выполненные работы. Нет денег?

Деньги-то есть, только документы оформляются долго — процесс получения денег стал чрезвычайно сложным. Со службами, которые работают в городе, невозможно стало работать. Мне, например, стыдно перед людьми, которые купили у нас квартиры на ул. Бажова. Они живут там уже два года без прав собственности. У служб, которые ответственны за регистрацию прав, то нет бумаг, то они рассматривают документы по нескольку месяцев. А служба одного окна — это фикция! Ее создали для того, чтобы ускорить процесс. На деле все наоборот. Сдаешь документы — через месяц они тебе что-то присылают, ты отвечаешь и опять отправляешь в это же окно. И начинается новый срок — и так бесконечно. Раньше было просто: мы сдавали документы, инспектор перезванивал и говорил, чего не хватает, и все решалось в течение месяца. А сейчас может годами тянуться. Раньше такого не было, и ни у кого в мыслях не было, что надо взятки давать! И сейчас не даем ничего! Сдаем документы в одно окно и ждем.

- Лужкову не жалуетесь?

Он дает указания, но часто они разбиваются о бюрократию, которая есть в городе.

- Какой кредитный портфель компании?

Нулевой. Мы работаем с Банком Москвы, Альфа-банком и Бинбанком. В этих банках у нас оформлены кредиты в виде овердрафта, т. е. когда нам нужны деньги — например, нужно платить зарплату. В Бинбанке и Банке Москвы линии на 300 млн руб. Мы старались не брать большие валютные кредиты, потому что в прошлом один раз уж очень сильно обожглись. В 90-е гг. через Альфа-банк взяли у Всемирного банка $4 млн на строительство жилья — тогда доллар стоил 6 руб. Построили один дом, получили хорошую прибыль и хотели вернуть деньги, а Альфа-банк предложил попользоваться деньгами еще. Пока строили второй дом, доллар стал стоить 24 руб. Еле-еле рассчитались с кредиторами, поэтому я с долларовыми кредитами имею особые отношения (смеется).

- $4 млн ведь небольшие деньги для «Моспромстроя»?

Тогда считались большие, мы спокойно построили два дома по 10 000 кв. м. Тогда жилье было довольно дешевым, потому что не было сегодняшних расходов: за землю не надо было платить, город делал все коммуникации, надо было построить саму коробку и подвести готовые коммуникации.

- А доля города?

Город ничего не забирал. Мы тогда строили на месте наших общежитий, сносили, переселяли людей. То есть давали своим людям жилье и компенсировали затраты продажей квартир.

- Кредиты вы не берете, строительство не приносит прибыли. На чем же вы зарабатываете?

Гостиницы, офисные и торговые площади, которые сдаем в аренду. Без них не смогли бы строить детские сады и школы. Мне бы не хотелось заканчивать свою строительную деятельность. А так можно было взять, закрыть строительство и жить на те деньги, которые генерируются другими бизнесами. Тогда придется из 15 700 человек сократить 15 000. Но за нами люди, и нам не все равно, что с ними будет. Например, мы расселяли общежития и строили для них дома, практически ничего на этом не заработав. Некоторые смеялись, что мы строим слишком роскошные дома для переселения. Но дома-то остаются на всю жизнь людям!

- С какими показателями вы закончили прошлый год?

В 2008 году мы сработали хорошо, прибыльно. Оборот всего холдинга — 30 млрд руб., а от строительно-монтажных работ — 18 млрд руб.

- Как в кризис чувствует себя гостиничный бизнес?

До января заполняемость была отличной — около 85%. Сейчас она упала почти вполовину. Цены мы снизили примерно на 15-20%. Что будет дальше — неизвестно.

- Как охарактеризуете рынок недвижимости сегодня?

Стройки встали. Вот пример: в прошлом году мы ежедневно производили примерно 2500 куб. м бетона и 2000 т асфальта. 50% бетона отпускали на сторону, а асфальт — почти полностью. А сегодня асфальта — ноль, а бетона — около 500 кубометров.

- Какие антикризисные меры ввела компания?

Всего по компании сокращено около 1300 человек. Сократили накладные расходы. В первую очередь мы пошли на укрупнение наших организаций. Например, у нас было пять фирм механизации, мы объединили их в три; четыре генподрядных треста объединили в два. Сократили в центральном аппарате примерно 60 человек (работало 300 человек), резко сократили количество легкового транспорта — было 200 машин, осталось 60, остальные продали. В основном на них ездили наши начальники — сейчас ездят на метро. Думаю, что все это не окончательные меры.

- Акционеры не делают вливаний?

Нет. Нормальный акционер понимает: если компания заработанные деньги вкладывает в развитие бизнеса, то она через пять лет будет стоить не рубль, а пять рублей.

- Информация о бенефициарах «Моспромстроя» держится в строгой тайне? Признайтесь, кто они?

Я конечным бенефициаром не интересовался. Председателем наблюдательного совета является Владимир Ресин, а его заместителем — Михаил Шишханов.

- Какой пакет у Бинбанка?

Бинбанк не владеет акциями «Моспромстроя».

- Акционеры не вмешиваются в политику компании?

В производство и финансовую деятельность не вмешиваются. У них позиция очень правильная — не получение сиюминутной прибыли, а увеличение капитализации компании. А задача поставлена одна — увеличивать объемы работ и получить больше прибыли.

- 26,24% «Моспромстроя» — в собственности правительства Москвы. Нет планов выкупить этот пакет?

Мы думали об этом, но на одном из совещаний мэр четко дал понять, что компания входит в число стратегических интересов города и продавать пакет город не собирается.

- У частных акционеров компании есть другие девелоперские проекты. Вы с ними пересекаетесь?

Да, сейчас делаем проект на Садовой-Сухаревской, здание Мосстройэкономбанка. Начали земляные работы в «Рублево-Архангельском». Также начинаем строить на месте ЖБИ-5 жилой комплекс на 200 000 кв. м.

- Прогноз относительно рынка?

Все зависит от политики властей. В кризис 1998 г. они делали все, чтобы не снижать темпы строительства: помогали нам перекредитовываться, выпускать займы и т. д. Сейчас пока я этих мер не вижу. Есть разговоры о том, что сократят социальное строительство, а новые проекты заморозят. Это будет катастрофой: переходящие объекты закончатся, и конец — никакая сила не поможет отрасли. В итоге банки заберут все — и начнется все сначала. Будут приходить к тем, кто сохранил мощности, и просить завершить стройки.

- Как оцениваете действия правительства?

Поддержка — это то, что государство гарантирует, чтобы тебе дали кредит. Сейчас компании, получившие господдержку, будут реструктурировать кредиты, получать их не под 12% годовых, а под 24%. А отработать под 24% будет невозможно, если они и под 12% не отрабатывали. Знаете, это как смертельно больному дают лекарство и говорят: ты еще поживешь. А потом уже никто не поможет.

Славное прошлое и грустное настоящее

«При плановой системе в прошлом у нас было такое количество объектов, что мы не могли осилить и некоторые строили годами. Сейчас все по-другому. Тогда не было неплатежей — а сейчас есть. Раньше был дефицит рабочей силы — сейчас нет. В 1972 г., когда был создан Моспромстрой, мы были на правах союзного министерства, а начальник был в ранге министра. И работало 65 000 человек, техники у нас было около 5000 единиц. Я тогда занимался вопросами планирования и материально-технического снабжения, так у нас каждый год в период формирования плана выстраивалась очередь, чтобы мы взялись за работы, потому что Госплан давал деньги заказчикам в зависимости от того, какие объемы примет подрядчик».

«У нас свой пенсионный фонд, мы платим своим сотрудникам пенсии. Первые годы мы брали кредиты в фонде и строили жилье. Но несколько лет назад государство решило, что организации, перечисляющие деньги в пенсионный фонд, не имеют права брать деньги в кредит у фонда, и создали управляющие компании пенсионными резервами. А что такое управляющая компания? Вы перечислили туда деньги, а они покупают ценные бумаги и получают определенную прибыль для пенсионных фондов. В 2008 г. наш пенсионный фонд перечислил 550 млн руб., а теперь ему говорят: у вас не 550 млн руб., а 450 млн руб. И я пенсионерам сейчас должен сказать: у тебя было 100 руб. накоплений, а в результате спекуляций осталось 50 руб.? Я даже написал [Владимиру] Путину письмо на эту тему, но ответа нет»

Биографическая справка:

Борис Гурецкий родился в 1934 году в Москве. В 1958 году окончил Московский институт инженеров городского строительства Мосгорисполкома. 1961 год - старший производитель работ строительного управления № 23 треста «Мосстрой-4» Главмосстроя. 1973 год - главный инженер Управления гражданского строительства Главмоспромстроя. 1988 год - первый замначальника проектно-строительного объединения «Моспромстрой». 1991 год - первый заместитель генерального директора компании «Моспромстрой». 2006 год - назначен гендиректором ЗАО «Моспромстрой».

Справка о компании:

ЗАО «Моспромстрой» - строительная компания. Выручка – 30 млрд руб. (2008 год). Прибыль – 1,5 млрд руб. номинальные держатели акций ЗАО – Банк Москвы (26,24%), Бинбанк (19,99%), Мосстройэкономбанк (50,01%). Основными владельцами «Моспромстроя» считаются Михаил Гуцериев и его племянник Михаил Шишханов. «Моспромстрой» строил храм Христа Спасителя, Ледовый дворец, Мемориал Победы на Поклонной горе. Компания владеет почти 150 объектами недвижимости – отелями под управлением Marriott, Holiday Inn и др. У нее девять общестроительных подрядных и семь специализированных организаций, шесть филиалов и 29 дочерних обществ.

Источник: газета "Ведомости"

 

 

 

Назад

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9364
Участников online
57
Подписано
7203
Объявлений
2159
Компаний
5285
Новостей
13236
Форумов
24
Тем форумов
21757
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
895

Подписка