Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Закончилась ли монополия Штерн-Цемента?

Дата публикации: 24.04.2002 Количество просмотров: 1583

 

 

 

В компании «Штерн-Цемент», крупнейшем производителе цемента в России, поменялось руководство. Основатель компании Владимир Штернфельд был отправлен в отставку за то, что вел бизнес непрозрачно. Сменив руководящий состав и стратегию, акционеры компании рассчитывают отстоять свои позиции перед лицом наступающих конкурентов.

 

На прошлой неделе совет директоров освободил от занимаемой должности президента «Штерн-Цемента» Владимира Штернфельда. Вместе с ним лишился должности и первый вице-президент компании по финансам Кирилл Карташов. Новым главой компании был назначен председатель совета директоров Владимир Добрушкин (даже журнал "Компания" иногда ошибается, новый Президент ОАО "Штерн-Цемент" - Добрушкин Борис Семенович, читайте биогафию нового Президента в следующем выпуске новостей) .

Происшедшее можно считать классическим конфликтом, связанным с переделом влияния в крупной компании. Подоплека интриги довольно проста. Чтобы ее понять, достаточно вспомнить извилистую историю «Штерн-Цемента», выросшего за 1990-е годы в основного российского производителя цемента. Изначально называвшаяся «Росштерн» компания в целях расширения бизнеса и развития производства превратилась в «Штерн-Цемент» с приходом в состав акционеров американского инвестиционного фонда Russia Partners Management LLC, (этого инвестора привел кстати именно г-н Штернфельд) который в настоящее время владеет примерно 50% капитала компании (при создании в 1995 году новой компании американцы вложили в бизнес $20 млн, за что получили 41% акций).

Привлечение иностранного инвестора позволило «Штерн-Цементу» получить контроль над несколькими известными цементными заводами (сейчас компании принадлежат Мальцовский, Липецкий, Михайловский, Саввинский, Воркутинский (по нашим сведениям готовится к продаже) и Подгоренский заводы). В производственных показателях это 7 млн тонн цемента в год (с планами увеличения объема в 2002 году до 9 млн тонн) из 35 млн совокупно производимого в России цемента.

Можно легко представить себе специфику процесса приобретения производств. Цементные заводы – предприятия с советским менеджментом и советскими же традициями, к которым относятся прежде всего платежи «черным налом» и наличие значительных задолженностей, формируемых искусственно с целью сделать невыгодным для потенциальных инвесторов приобретение предприятия. Достижение договоренностей с «красными директорами», бухгалтерская дипломатия, набор инструментов воздействия на собственников (от денежных приманок до серьезных мер давления) – занятие весьма специфическое и до конца понятное только опытнейшим отечественным менеджерам, к которым, безусловно, относится и Владимир Штернфельд.

Однако для представителей иностранного бизнеса подобные игры представляются чем-то очень странным. А когда ими занимаются деловые партнеры, это вселяет подозрение, что они замышляют что-то недоброе. Что и показал пример «Штерн-Цемента», главу которого обвинили в непрозрачности ведения бизнеса, несмотря на заявленные планы Штернфельда провести в этом году международный аудит компании. Как заявил газете «Коммерсантъ» Владимир Юхнович, ставший новым главой совета директоров компании, «предыдущее руководство не удовлетворяло современным требованиям. Отсутствовали прозрачность финансовых потоков и вертикальная интеграция компании. Теперь у нас появилась реальная возможность провести международный аудит и котировать акции компании на иностранных рынках».

Любопытно, что это уже не первая перемена руководства в «Штерн-Цементе». Оно уже менялось – причем в полном составе – весной 2000 года. Но тогда все прошло достаточно мирно: смещенный с поста президента компании Владислав Максимов уступил руководящее кресло своему отцу, то есть Владимиру Штернфельду. Кадровая реформа тогда также мотивировалась менеджерскими аргументами – отставленное руководство отказывалось использовать бартерные и взаимозачетные схемы, которые разрабатывались при непосредственном участии Владимира Штернфельда.

 

Вопросы конкуренции

Однако помимо перемен в руководстве «Штерн-Цемента» есть еще один важный нюанс. Его очень аккуратно выразил российский глава Russia Partners Владимир Андриенко, сказав, что у акционеров вызывает беспокойство положение компании на российском рынке, которое остается «незыблемым только пока».

Внешне это выглядит парадоксом, поскольку именно отставка Владимира Штернфельда напрямую ассоциируется с ухудшением дел компании, которую он возглавлял, и об этом открыто говорят конкуренты «Штерн-Цемента» – к примеру, директор компании «Осколцемент» Владимир Гузь. Не стоит забывать, что Штернфельд обладает обширными связями в правительстве Москвы – в частности, в столичном стройкомплексе, являющемся основным потребителем цемента.

Однако не все так просто. С приходом во власть команды строительных менеджеров ситуация с поставками цемента стала меняться. По слухам, новый заместитель Ресина Михаил Балакин стал методично вытеснять «Штерн-Цемент» с московского строительного рынка, стимулируя тем самым конкурентов Штернфельда, которые со временем начали развивать бизнес (вопрос за кем конкретно стоит г-н Балакин?). В результате положение компании в столице пошатнулось.

Цементная отрасль постепенно привыкает к новым условиям рынка, что обусловлено постоянным ростом спроса на жилье в столице и как следствие на цемент. При этом сами показатели производства цемента  по отношению к его потреблению в строительстве достаточно парадоксальны. При почти трехкратном (с советских времен) падении объемов производства дефицита цемента не наблюдается по сей день (а как же сезонный дефицит?). Хотя в перспективе он возможен. Пока треть всего производимого цемента приходится на области Центрального федерального округа, где львиную долю потребляют столичный и подмосковный стройкомплексы.

Однако рынок цемента, или, как его однажды назвал Владимир Штернфельд, «хлеб строительства», крайне перспективен, желание стать на нем монополистом вполне очевидно. «Штерн-Цементу» это в какой-то мере удалось: компания контролирует порядка 30% цементного рынка европейской части России и до недавнего времени обеспечивала 70% поставок по Москве. Стратегия была сформулирована самим Владимиром Штернфельдом предельно конкретно, причем под девизом заботы об отрасли в целом: «Мы продаем цемент по $25 за тонну, западные производители – по $80. При этом себестоимость их продукции $15, а у нас $18. Чтобы спасти отрасль, надо стать монополистом и утверждать цены через Антимонопольный комитет. И в эти цены закладывать деньги на развитие, перевооружение и т.п.»

Однако при агрессивной скупке цементных заводов целиком достигнуть поставленной задачи пока не удалось. И, видимо, уже не удастся. Хотя компания остается одним из ведущих игроков, на этом рынке начинается серьезная конкуренция – не только Владимир Штернфельд в минувшие годы занимался активным расширением производства.

 

Они идут как хозяева

На пятки «Штерн-Цементу» наступают крупнейшие иностранные концерны, а также независимые российские производители. В частности, набирает обороты мировой лидер цементного рынка – швейцарский холдинг Holderbank, перекупивший ряд заводов у пришедшей в упадок компании «Альфа-цемент».

Еще один крупный участник цементного рынка – французская компания Lafarge (номер 2 в мире). В России она контролирует «Воскресенскцемент», «Воскресенский завод» и «Афанасьевский карьер». Кстати, именно эту компанию выбрал самый крупный производитель московского жилья – ДСК-1.

Специфика отрасли, как и смежных областей производства, состоит в том, что публично пропагандируемая нищета и бедственное положение цементных заводов (100-процентная изношенность оборудования, высокая себестоимость, связанная с устаревшими технологиями, алчность естественных монополий и пр.) – это не более чем пиаровский трюк, и довольно незамысловатый. Просто директора с ностальгическими чувствами вспоминают про времена, когда за «лишенские» речи можно было обрести завидный статус планово убыточного предприятия.

В реальности все – или по крайней мере большинство – из действующих на сегодня предприятий (всего их 59) подвергались реконструкции и модернизации и могут работать еще с полвека. Иначе говоря, почти бесплатно доставшиеся нынешним цементным королям предприятия вполне работоспособны. Другое дело, что директорам гораздо приятнее и выгоднее добиваться бюджетных вливаний, льгот и субсидий, чем налаживать менеджмент и расширять сбыт.

Однако со временем ситуация изменится. Как прогнозировал прошлым летом Владимир Штернфельд, потребность в цементе возрастет через несколько лет до 45 млн тонн в год, загрузка предприятий, которая сейчас находится на уровне 35 – 40% мощностей, несколько увеличится. Уже сегодня значительно снижаются риски вложений в цементные производства: если раньше они были связаны с непонятными перспективами сбыта продукции, то последние годы рынок растет весьма быстрыми темпами – примерно на 15% в год.

Надо полагать, что, невзирая на отставку с поста президента «Штерн-Цемента», Владимир Штернфельд никуда из крупного московского бизнеса не денется. Кстати, насколько можно понять, свою долю в бизнесе компании Штернфельд сохранил. Слишком уж заметной фигурой он является. Только пока не совсем ясно, какова будет следующая реинкарнация цементного короля – в качестве чиновника, директора какого-либо производства или топ-менеджера жилищных программ.

 

Информация подготовлена по материалам сайта www.ko.ru

Все комментарии сделаны редакцией BETON.RU

BETON.RU  будет следить за дальнейшим развитием событий.



Тэги:  мальцовский портландцемент  воскресенскцемент 



Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9374
Участников online
7
Подписано
7215
Объявлений
2118
Компаний
5281
Новостей
13218
Форумов
24
Тем форумов
21737
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
883

Подписка