Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Из истории строительства - Как решили построить Бруклинский мост

Дата публикации: 10.01.2006 Количество просмотров: 1693

Знаете, что подтолкнуло городские власти к строительству Бруклинского моста, ставшего одним из символов Нью-Йорка, а заодно – памятником мостостроительного искусства? Лютая стужа! Да-да! Более десятка лет инженер Джон Ройблинг допекал городские власти идеей постройки моста, который бы соединил Бруклин с Манхэттеном. Тщетно! Какой резон был в таком грандиозном строительстве, если Ист-ривер ежедневно пересекали сотни паромов, доставлявших с одного берега на другой пассажиров и грузы? Как говорится – нужда мать открытия. Матерью открытия Бруклинского моста стала лютая зима 1867 года, когда Ист-ривер замерзла от берега до берега, парализовав экономику Нью-Йорка. Тут-то отцы города и вспомнили о Ройблинге. В 1869 году он завершил работу над проектом моста, но летом того же года трагически погиб. Он находился на строительных лесах у самого берега, когда в них врезался паром. Инженер скончался от столбняка. Дело замерло, но ненадолго. Проект было поручено воплощать в жизнь сыну погибшего инженера – Вашингтону Ройблингу. Перед ним стояло две сложнейшие задачи. Во-первых, конструкция самого моста, 500-метровый пролет которого удерживался стальными тросами, была совершенно революционной. Второе – фундамент для опор нужно было выдолбить в дне реки, состоящем из скальных пород, укрытых толстым слоем ила.

В наши дни дно Нью-Йоркской бухты углубляли саперы с помощью мощной взрывчатки, в то время – вручную. Молодой Ройблинг предложил для строительства фундаментов следующую технологию. Были изготовлены огромных размеров деревянные короба с открытым дном - кессоны. Они были водонепроницаемыми. Их опускали на тросах на дно реки вместе с находящимися в них рабочими. И в этих кессонах они кирками долбили дно Ист-ривер. В этот фундамент потом был залит бетон, который стал основанием для быков моста. Но тут создателей моста ждало очередное несчастье – рабочие, трудившиеся в кессонах, куда подавался под давлением сжатый воздух, начали болеть странной, невиданной доселе болезнью. Несколько человек скончались. Эта болезнь впоследствии так и назвали – кессонной. Кессонная болезнь свалила и Вашингтона Ройблинга. Но это не остановило стройку. Он продолжал руководить ею, находясь в спальне своей квартиры, расположенной в районе Бруклин-Хайтс. Наблюдал он за работами с помощью мощного телескопа, поэтому от его взгляда ничего не укрывалось. Распоряжения передавала строителям его жена Эмили, курсировавшая между квартирой и стройплощадкой. Когда пилоны были возведены, с них спустили первые стальные тросы. Отважные строители создавали скелет будущего моста, работая на крохотных деревянных платформах, укрепленных на этих тросах. Неосторожный шаг, да что шаг – движение, и им грозил полет в пропасть, на дне которой несла свои воды Ист-ривер.

Мост открыли с невероятной помпой. На открытии присутствовали губернатор Нью-Йорка и президент США. Разноликая пресса нашего города в один голос объявляла его восьмым чудом света. На открытии не было только Вашингтона Ройблинга. Бедолага так изругался с вороватыми подрядчиками и бестолковыми исполнителями работ, что уже не мог смотреть ни на них, ни на детище, отобравшее у него здоровье и годы жизни. 24 мая 1883 года мост открыли для пешеходов и повозок. И что же? Новое несчастье – кто-то выкрикнул, что мост вот-вот рухнет и в толпе, ринувшейся к берегу, затоптали 12 человек. Несмотря на этот трагический инцидент, в тот же день мост пересекло 150 тысяч человек и 1800 экипажей. С пешеходов за пересечение Ист-Ривер бриджа, так тогда звался Бруклинский мост, брали один цент. С экипажа – пять центов. В 1983 году, когда мост справлял свое столетие, в городе были устроены народные гуляния такого размаха, какие устраивают только в честь национальных святынь. Можно ли считать таковой Бруклинский мост? А почему бы и нет, если его может легко узнать любой американец!

До моста был паром

Первый постоянный паром связал Манхэттен с Бруклином в 1638 году. Владельцем парома был Корнелис Дирксен. Изрядных размеров квадратная посудина под парусом отплывала от пристани, находившейся у основания Фултон-стрит в Бруклине, где теперь находится знаменитое своей кухней “Ривер-кафе”. Через пять лет после уч-реждения бизнеса Дирксен продал его. Новые владельцы парома оказались куда менее надежными и добропорядочными бизнесменами, чем их пред-шественник. 11 лет горожане проклинали новых переправщиков и вспоминали старого, пока в июле 1654 года губернатор Нового Амстердама Питер Стайвесант не издал указ, в котором паромщику предписывалось строго вы-полнять выдвинутые губернатором требования. Указ начинался словами: “Беспорядок становится все более типичным для манхэттенской переправы. Это причиняет серьезные неудобства пассажирам и жителям этой провинции, которые вынуждены ждать переправы днями и ночами. Дождавшись парома, они подвергаются вымога-тельствам со стороны паромщиков, которые требуют иногда двойную плату, и ведут себя недостойно во всех от-ношениях...” В связи с этим Стайвесант постановил, что паром должен в летнее время действовать ежедневно с пяти утра до восьми вечера, а в зимнее - с семи утра до пяти вечера. Парому запрещалось выходить в море при сильном волнении.

О сильном волнении сообщали, вывешивая предупредительный вымпел на крыле ветряной мельницы, построенной в районе нынешнего Бэттери-парка. Паромщику позволялось взимать двойную плату за перевозки, совершаемые в нерабочее время. Губернатор, члены городской администрации и офицеры при исполнении служебных обязанностей, имели право на бесплатный проезд. Был также установлен тариф на перевозки. За переправу повозки с двумя лошадьми или ослами брали два флорина (40 центов). За каждого мужчину, женщину, индейца или скво - 6 стиверов (12 центов). За ребенка в возрасте до 10 лет, взималась половина платы. В 1814 году паромы, связывавшие Бруклин с Манхэттеном были усовершенствованы. Дюжих переправщиков сменили лошади. Посреди парома были установлены колеса с лопастями. Колеса приводились в движение ло-шадьми, которые мерно бежали по движущейся дорожке, типа тех, на которых мы делаем попытки согнать лишний вес в спортивном клубе. Эти паромы впоследствии сменили паровые. Но окончательно паромы ушли в прошлое по мере строительства мостов через Ист-Ривер.

Ссылка по теме: http://www.nrs.com/news/newyork/usa/040106_174631_70217.html


 




Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9369
Участников online
56
Подписано
7210
Объявлений
2118
Компаний
5281
Новостей
13218
Форумов
24
Тем форумов
21737
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
883

Подписка