Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Интервью с Президентом ЗАО "Интеко" Еленой Батуриной

Дата публикации: 06.09.2005 Количество просмотров: 606

Назначение Валерия Шанцева в Нижний Новгород, а Георгия Бооса - в Калининград показали: Кремль не допустит смены Лужкова на лужковца. Если мэр действительно уйдет в 2007-м, операции «преемник» в Москве не будет, и сложившаяся в столице система влияния и раздела собственности не сохранится. Состояние недавнего лидера строительного рынка Москвы, супруги мэра Елены Батуриной, Forbes оценил в $1,3 млрд. В последнее время она продавала свои активы, что тоже было сочтено прозрачным знаком перемен. О своем сегодняшнем настроении Елена Батурина рассказала Валерию Дранникову.

Елена Николаевна, так в чем все-таки дело? Стремительная распродажа породила кучу версий, и главная из них - все, в преддверии безусловного ухода Лужкова Батурина решила сворачивать свой бизнес. Потому как без Лужкова у «Интеко» могут возникнуть проблемы. Разумная версия?

Вот чем у нас ребята хороши - в простой, пусть и значительной сделке обязательно ищут глубокий, потаенный смысл. И самое смешное, что находят. Да не собиралась я продавать цементные заводы. По крайней мере, в обозримое время. Заводы - с иголочки, проблем со сбытом никаких, работали в три смены. На собственное потребление уходило 20%, не больше. Остальное глотал рынок. Хороший, устойчивый, прибыльный бизнес. Чего продавать?

Так чего продали?

Две причины. Во-первых, во всем мире строительный и цементный бизнес - это два разных бизнеса. Даже если какая-нибудь крупная цементная кампания и имеет строительное подразделение, это все равно два несмешиваемых дела. Во-вторых, мне предложили за них такую цену, что было просто глупо не продать. Считайте сами: покупка, переоборудование, модернизация цементных заводов обошлась «Интеко» в $220-230 млн. Вообще-то цена цементного завода рассчитывается из проектной мощности, помноженной на рыночную стоимость тонны продукции. Так вот, проектная мощность заводов на момент продажи была порядка 10 млн тонн. Тонна стоила $35-38. Ладно, округлим - получается $400 млн. А мне предложили $800 млн.. Мы на эту цифру планировали выйти, дай бог, года через три. А тут «Евроцемент» предлагает сегодня и сразу. Чего мне было ждать?

А с чего бы это вдруг покупатель так расщедрился, что переплатил вдвое?

Вообще-то лучше у них поинтересоваться. Но я полагаю, что «Евроцемент» платил прежде всего за лидирующее место в бизнесе. Мы со своими 15% всего производства цемента в России ему, естественно, мешали. Вот он и раскошелился - не только за заводы, но и за место монополиста. Вероятно, оно того стоит. Поэтому, когда говорят, что Батурина продала цементные заводы, потому что сворачивает свой бизнес - это версия. А когда говорят: вот тебе $800 млн за то, что стоит $400 млн - это реальность. Я сэкономила три года жизни и заработала $400 млн. Чистый бизнес, ничего личного.

Ну, а ДСК-3 чем помешал? Тоже ничего личного?

Нет, когда продавала, сердце немного дрогнуло. Потому что ДСК-3 - мой первый приход в строительство. Я давно присматривалась к этому рынку, видела, как быстро, динамично он развивается, какие там возможности. А получилось все случайно. Ко мне пришли адвокаты вдовы директора комбината, который владел основным пакетом акций. И рассказали, что некие недружественные вдове фирмы оспаривают ее права собственности, а попросту желают акции отнять. И испуганная женщина решила предложить все акции «Интеко» - при условии, что мы сможем защитить ее права в суде. Мы успешно справились с задачей, и вот так, практически случайно, стали собственниками комбината.

Знала вдова, к кому обратиться. Кто же в Москве будет связываться с Батуриной, даже из-за акций ДСК…

Что касается ваших инсинуаций. В прошлом году я вам уже говорила, повторюсь - никогда в Москве я не получала никаких преференций. Я ведь ДСК купила без участков. Комбинат до меня работал на подряде, за ним не было ни одной закрепленной площадки. Того, на чем, собственно, и делаются деньги. Мы участвовали в закрытых тендерах, где заявки в конвертах. И всякий раз находилась фирмочка, которая предлагала на полрубля больше. Как будто кто-то знал заранее, какие деньги предлагаем мы. Недавно только свершилось чудо - выиграли конкурс, который проводило правительство Москвы на застройку района Молжаниново, прямо за МКАД. Потому что это был не закрытый тендер, а открытый аукцион. Мы просто больше заплатили, и помешать нам не смог никто.

Так вот, вернемся к ДСК. Еще года три назад мы поняли, что будущее строительного бизнеса в Москве - не за панельными, а за монолитными домами. Все-таки растет качество жизни. А монолит надежнее, практичней, эластичнее панелей. К тому же разница в себестоимости строительства стремительно сокращается. Если еще лет пять назад монолит обходился в два раза дороже, то сегодня - процентов на сорок, не больше. Поэтому еще два с половиной года назад мы начали создавать свои мощности под монолит, свой трест. А теперь твердо решили прекратить строительство массового панельного жилья. Ну, поставим еще миллион квадратных метров, еще - неинтересно. Решили заниматься монолитным строительством бизнес-центров и гостиниц. Вот и продала я ДСК-3 со всеми его площадками. Потому что для «Интеко» он стал ненужной обузой.

А вот интересно получается: мэр Москвы постоянно призывает увеличивать строительство доступного жилья, то есть панельного, а его супруга переключается на элитное строительство.

Не элитное, а монолитное. Не надо путать. И потом, я что, завод закрыла? Я его продала. И новые хозяева будут и дальше заниматься массовым строительством. Я мужу не перечу. Просто концепция строительства панельного жилья больше не вписывается в концепцию развития «Интеко». У Лужкова свои заботы, у меня - свои. Только и всего.

А вот некоторые эксперты полагают, что при нынешних ценах в Москве первичный рынок так уже наелся, что может скоро лопнуть. Не потому ли и не вписывается панельное строительство в концепцию «Интеко», что вы решили вовремя «соскочить»?

Какие эксперты, откуда? Покупательная способность рубля растет, цены на нефть, слава богу, позволяют России получать хорошие деньги, развиваться. Деньги у людей есть. И будут. Большинство обладателей денег вкладывают их в недвижимость. И Москва здесь безусловный лидер. И я не вижу никаких оснований думать, что цены скоро упадут. С чего бы? Вот если появится в России в области строительства серьезный конкурент Москве, например Питер, и люди бросятся скупать недвижимость там, тогда, конечно, цены упадут. Но он пока не конкурент. Так что, как видите, ни одна ваша версия не подтвердилась. Из бизнеса Батурина не уходит и уходить не собирается. Просто мы избавились, и хорошо избавились, от одних активов, чтобы направить средства в новый сектор строительного бизнеса, для нас ужасно интересный. В ближайшие годы планируем построить миллион квадратных метров монолитных офисных и гостиничных площадей. И хотя гостиницы составят не самую большую долю в монолитном пуле, но это будет сеть самых современных отелей.

Будет своя гостиничная сеть?

Ее надо было бы встраивать в мировую сеть - бронирование там и все прочее, создавать собственную управляющую компанию. А я пока не хочу. Сейчас ведем переговоры с Radisson, HolidayInn, французским «Жакуром». Трудные переговоры. Вроде привлекаем к сотрудничеству, а с нами разговаривают, как с туземцами, cтараются все риски переложить на нас. Не получится. Но основное - это бизнес-центры.

А как на Белгородчине - все колосится на ваших гектарах?

Колосится. В прошлом году знаете, сколько собрали - по 57 центнеров с гектара. Стадо завезли из-за бугра, надои по 8000 литров с коровы в год. Раньше за это Героев давали, сегодня не дают работать - колосятся лишь 40 000 гектаров, а 60 000 лежат непаханой целиной. С администрацией Белгородской области мы находимся в затяжной судебной войне. Несколько лет назад у местных крестьян мы совершенно честно, открыто, по хорошей цене купили земельные паи на 100 000 гектаров. Так вот, права на 40 000 мы успели в собственность оформить, а на оставшиеся 60 - никак. Мне просто под сотнями предлогов отказывают в регистрации моих прав на землю.

Есть там Яковлевский железный рудник, к которому имеет отношение семейство Черномырдиных и который для вывоза руды решил построить железную дорогу. Как раз на моих просторах. И губернатор области Евгений Савченко обратился ко мне с просьбой передать руднику немного земли под шпалы и рельсы. Но будут возить руду, радиационный фон которой никак не позволяет рядом выращивать пшеницу или подсолнечник. Я и сказала Савченко - вот вам 10 000 гектаров под дорогу, а вы мне уж, пожалуйста, верните в другом месте. Составили об этом протокол, заключили договор с моим обязательством, и губернатор меня кинул. Нагло так и совершенно откровенно. Ни сотки не вернул. Я, конечно, в суд. Только суды-то все белгородские - и все решения против меня. Потом, в суде высшей инстанции, уже в Брянской области, я выиграла. Савченко обязали отдать землю. А что толку? До сей поры ни пяди не вернул. Более того, с того времени и начались мои неприятности с регистрацией 60 000 га.

Так что же, конец агробизнесу?

Это почему? Будем бороться, никуда не уйду. Потому что убедилась: при правильной организации труда, современных технологиях и технике сельское хозяйство и у нас, в России, может быть прибыльным. И еще при одном непременном условии - эта земля должна быть моя. Не в аренде долгосрочной, а в моей частной собственности. Тогда я буду ее холить, лелеять, вкладывать деньги, потому что смогу всегда и продать, и заложить. Она должна наконец стать, как и всё, товаром. А Савченко - категорический противник частной собственности на землю. Поэтому на Белгородчине и крупные агрохолдинги, и мелкие фирмы практически все - арендаторы. И денег в белгородскую землю они не вкладывают ни копейки. И вкладывать не будут. А знаете, почему противник? Потому что умный. Потому что понимает: если земля будет моя, твоя, других - все, кончилась его безраздельная власть, остались только функции. Ну да ничего. Губернаторы приходят и уходят. А мне всего лишь сорок два.

Не только губернаторы, Елена Николаевна. Мэры тоже.

Вы насчет Лужкова, что ли? Да, уходит. По крайней мере он так заявил: в 2007 году уходит. А я его немножко знаю - Лужков своих решений не меняет.

О преемнике думает? С вами советуется?

Конечно, думает. Да и любой бы думал. Но со мной не советуется, поэтому конкретно по персоналиям ничего сказать не могу.

А чем займется Юрий Михайлович, вам уже известно?

Вот об этом, скажу точно, он пока не думает.

К себе в «Интеко» не возьмете?

Да какой из него бизнесмен! Администратор он великий, а бизнесмен - не знаю. Не уверена. Впрочем, знаете, однажды он просился моим водителем. Может быть, возьму. Привык человек рулить.

Ссылка по теме: http://www.runewsweek.ru/rubrics/?rubric=country&rid=443

 




Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9366
Участников online
44
Подписано
7205
Объявлений
2160
Компаний
5285
Новостей
13236
Форумов
24
Тем форумов
21757
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
895

Подписка