Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

За границей Юрий Лужков и его жена давно сидели бы в тюрьме

Дата публикации: 31.05.2004 Количество просмотров: 892

Всякий раз, как только речь заходит о семье мэра Москвы, Юрия Лужкова, вспоминаются пять семей, которые в свое время полностью контролировали Нью-Йорк. Долгое время главам этих семей удавалось держать общество в неведении истинного происхождения их многомиллионных капиталов. Оставаться в тени им помогала четко выстроенная система взаимоотношений между членами семьи. В частности, глава семьи формально не владел каким-либо крупным имуществом и напрямую не участвовал в семейном бизнесе. Все дела семьи он вел тайно. Через своего советника, который считался в клане вторым по значимости человеком. Строительные подряды, продукция нефтеперерабатывающей отрасли (например, поставка и реализация бензина) - источники благосостояния упомянутых семей.
Схожим образом, представленным им на выборах мэра выстроены отношения и в семье Юрия Лужкова. Глава семьи, если верить официальным данным, владеет небольшим участком земли в Калужской области, на котором есть дом, баня и гараж. Еще на мэра Москвы оформлен легковой автомобиль ГАЗ-69 с прицепом. Любопытно, почему не «Князь Владимир» от АЗЛК. Все остальное имущество семьи Юрия Лужкова, которое журнал «Форбс» оценил, между прочим, в 1,1 млрд. долларов записано на его жену - Елену Батурину. По документам это она заправляет всем семейным бизнесом, а Юрий Лужков вроде бы как абсолютно ни причем. Как в связи с этим заметила в интервью «Известиям» сама Елена Батурина, «я давным-давно такие правила приняла и по ним играю».

Дела семейные

Семья столичного мэра проявляет активный интерес к тем же самым отраслям, что и упомянутые пять семей Нью-Йорка - строительство и нефтепереработка. Плюс банковский бизнес.

Основой империи семьи Лужкова считается ЗАО «Интеко», 99% акций которого принадлежит Елене Батуриной и 1% - ее брату, Виктору Батурину. О масштабах семейного бизнеса стало известно после того, как в 2003 году компания решила разместить облигации на российском фондовом рынке, и ради этого была вынуждена раскрыть свои карты. Как оказалось, «Интеко» в разной мере контролирует более десятка крупных компаний, включая «ДСК-3», «Осколцемент», «Интеко-Пласт», «Бистро-Пласт», «МНПЗ-Нефтехим». Также в группу «Интеко» входит АКБ «Русский земельный банк».

В результате, «Интеко» является крупнейшим в стране производителем изделий из пластмассы: ежемесячные объемы продаж, по оценке самой Батуриной, доходят до 2 млн долларов. Кстати, если верить начальнику управления ликвидности «Интеко» Александру Резчикову, основную прибыль предприятие делает именно на производстве пластмассы.

Другой источник финансового благополучия - строительный комплекс. По словам Батуриной, только одно ДСК-3 в год возводит примерно полмиллиона кв.м. жилья. А в целом, по оценке экспертов, доля семьи Лужкова на московском рынке панельного домостроения составляет почти 20%. Впрочем, депутат Госдумы Алексей Митрофанов, выступая в октябре прошлого года на митинге по случаю перевыборов столичного градоначальника, заметил, что весь строительный бизнес в городе контролируется семьей Лужкова. «Существует постановление правительства Москвы, согласно которому «Интеко» отдается под жилищную застройку 910 тысяч квадратных метров на Ходынском поле. Таким образом, мэр подписывает документы о застройке для своей супруги», - отметил Алексей Митрофанов.

Еще более жестко по этому поводу высказался первый заместитель председателя Госстроя Николай Маслов: «Мэру не нравится, когда я говорю, что его жена, Елена Батурина, является крупнейшим подрядчиком в городе, что через нее идет до 50% всех строительных работ в столице. Это коррупция в явной форме. За границей человек уже давно сидел бы за решеткой… В связи с чем, я направил в генеральную прокуратуру уже десятки дел по незаконному строительству с просьбой принять меры». Как бы то ни было, 16 мая заместитель мэра Москвы Владимир Ресин публично заявил о решении столичного правительства выделить из бюджета Москвы деньги на развитие ДСК-3, чей контрольный пакет принадлежит «Интеко».

ДСК-3 стал печально знаменит после того, как зимой 2004 года рухнул лестничный пролет с 10 по 1 этаж в строящемся доме на Хорошевском шоссе. ДСК-3 - один из инвесторов-застройщиков этого дома. Но более всего репутация семьи столичного градоначальника пострадала из-за другой трагедии, унесшей жизни 28 человек. Речь идет о «Трансвааль-парке». По словам адвоката Игоря Трунова, представляющего интересы пострадавших в этой катастрофе, в январе 2004 года через АКБ «Русский земельный банк» Елена и Виктор Батурины перевели в общей сложности 83 млн рублей на счет ЗАО «Терра-Ойл» в банк «Возрождение». Вслед за этим «Терра-Ойл» начала гасить свой долг перед турецкой фирмой, которая построила «Трансвааль-парк». ЗАО «Терра-Ойл», по мнению адвоката, является владельцем ЗАО «Европейские технологии и сервис», которое управляло деятельностью аквапарка.

Руководство «Интеко», расценило эти заявления как клевету в адрес компании и ее владельцев. Тем не менее, информация о возможном причастии компании к трагедии, негативно отразилась на размещении облигаций компании на ММВБ. На первом аукционе, состоявшемся 19 февраля 2004 года, «Интеко» удалось разместить лишь 1/5 часть выпуска, остальная часть была размещена в режиме переговорных сделок. Потенциальные инвесторы не решились вкладываться в облигации компании, оказавшейся в центре внимания в связи с обрушением купола «Трансвааль-парка».

Впрочем, аппетиты семьи Лужкова не ограничиваются застройкой только Москвы. В прошлом году среди жителей Батуми, столицы Аджарии, началась настоящая паника. Она была вызвана заявлениями местных властей о сносе ветхого жилья, расположенного в живописной части города. Людям говорили, что на месте их разрушенных домов Москва собирается построить шикарный элитный поселок для приближенных к мэру российской столицы. Глава Аджарии Аслан Абашидзе никогда не скрывал своей дружбы с Юрием Лужковым.

Взамен снесенного жилья власти Аджарии обещали жильцам выдать по 5 тысяч долларов на каждого члена семьи, прописанного в доме или квартире. Фактически, людей выгоняли на улицу, поскольку в Батуми купить на эти деньги более-менее приличное жилье довольно сложно. «Люди, связанные с Лужковым, действительно скупали землю в Батуми и на близлежащих курортах, - подтвердил депутат Государственной думы РФ Алексей Митрофанов. - Но это было больше развлечение, чем бизнес, поскольку основной интерес Лужкова в Батуми заключался совсем в другом».

Теперь, после отставки Абашидзе, жители Аджарии надеются, что структуры, связанные с мэром Москвы, наконец-то оставят их дома в покое.

«Пластмассовый» бизнес семьи

Не менее громкая история разворачивается и вокруг «пластмассового» бизнеса семьи столичного градоначальника.
Начнем с того, что Юрий Лужков является председателем наблюдательного совета Московской нефтегазовой компании (МНГК), 45% акций которой принадлежит компании «Sibir Energy» («SE»), а остальные 55% - правительству г. Москвы.

Здесь нужно сделать одно чрезвычайно важное уточнение. Компания «SE» внесла в уставный фонд МНГК не деньги, а акции СП «Сибнефть-Югра» (все 50% акций этого СП, ей принадлежащих; другую половину контролирует «Сибнефть»). Во всяком случае, так декларировали хозяин «Сибир Энерджи» Шалва Чигиринский и председатель наблюдательского совета Юрий Лужков. Мотивировка создания МНГК как всегда была яркой – создание вертикально-интегрированной компании с запасами нефти от «SE» . Правда по ходу дела выяснилось, что доля Чигиринского в «Сибнефть-Югра» стала меньше 1% . Ее якобы размыла «Сибнефть», но «Сибнефть» отрицает подобные действия, Чигиринский упорно не называет реальных совладельцев «SE», пойдя даже на значительные финансовые потери и сняв акции «SE» с торгов на Лондонской фондовой бирже. Ну а председатель наблюдательского совета МНГК Юрий Лужков не трогает Чигиринского несмотря на явный провал его компании на заводе. Благодарность за что? За молчание?

Спрашивается, зачем было учреждать МНГК, если скандал с акциями «SE» был, в общем-то, легко предсказуем? Ответ: видимо, это нужно для того, чтобы близкие к «Интеко» компании получили полный контроль над Московским нефтеперерабатывающим заводом (МНПЗ). Вообще-то это называется во всем мире выводом государственной собственности в частные структуры. То есть незаконная смена владельца госсобственности в пользу частных лиц. До последнего времени завод считался крупнейшим отечественным производителем полипропилена. В начале 90-х годов МНПЗ по решению правительства РФ получил целый ряд налоговых и таможенных преференций, в том числе квоты на экспорт вырабатываемых им нефтепродуктов. Средства, вырученные в результате этих операций, были направлены на закупку и строительство, в первую очередь, комплекса по производству полипропилена. А потом и завода по переработке полипропилена в изделия. Тендер на строительство второго комплекса выиграла фирма «Fiber Technologies International». А финансирование строительства завода по производству полипропилена шло через фирму «Joy Lud Distributors Internetional».
Первый комплекс был успешно сдан в эксплуатацию и начал давать высококачественную продукцию. По плану велось и строительство завода по производству изделий из полипропилена. Между тем, на российском «пластмассовом» рынке уже закрепилась компания Елены Батуриной, которой, вряд ли, хотелось уступать место под солнцем мощному конкуренту. Как было сказано на последнем заседании торгово-промышленной палаты, будущее России зависит от того, удастся ли снять с сырьевой «иглы», переориентировав экономику на высокотехнологичные производства. Ведь если емкость нефтяных рынков исчисляется миллиардами долларов, то на высокотехнологичных рынках счет идет на триллионы. Идея, хотя и не нова, но, по большому счету, правильная. Кстати, именно на это опиралось Правительства РФ, когда в 1995 году дало распоряжение Московскому НПЗ строить вторую очередь комплекса по переработке полипропилена в изделия. Высокотехнологическое производство на базе западных новейших технологий. Выполняя распоряжения правительства, завод инвестировал свыше 100 млн. долларов в сооружение комплекса. Теперь же, по решению нового руководства МНПЗ, этот комплекс все больше и больше напоминает о судьбе уничтоженного АЗЛК. С той лишь разницей, что на МНПЗ еще не возведена часовенка от Елены Батуриной, как на АЗЛК. Кстати, все ли оборудование с АЗЛК, как об этом написано в ряде СМИ, вывезено в Армению? И можно ли на пластавтоматах, закупленных для АЗЛК, штамповать пластиковые кресла для стадионов, а вовсе не детали машин?.. А кто ответит за ущерб, причиненный заводу, в результате остановки контрактов с инофирмами? И, наконец, кто дал узкой группе людей право в угоду собственному бизнесу останавливать развитие не только завода, а целой отрасли?
Чтобы поглотить конкурента, была реализована многоходовая комбинация. В результате, владельцем МНПЗ, кроме «Сибнефти» стал скандально известный МНГК под наблюдением Юрия Лужкова. Директором МНПЗ был назначен С.Г. Лебедев, который до этого назначения являлся вице-президентом «Интеко».

Новое руководство в одностороннем порядке приостановило действие договоров с иностранными партнерами МНПЗ - фирмами «Fiber Technologies International» и «Joy Lud Distributors Internetional». Как следствие этого – замораживание строительства завода по производству изделий из полипропилена. В связи с чем, газета «Ведомости», со ссылкой на иностранного партнера МНПЗ, сообщила о том, что «весь производимый МНПЗ полипропилен стал уходить в компанию «Интеко», которая имеет свои мощности по производству изделий из полипропилена, поэтому еще не построенное производство оказалось без сырья». При этом, один из топ-менеджеров «Интеко» частично подтвердил эту информацию, сказав «Ведомостям», что «Интеко» потребляет до двух третей пропилена, который производит МНПЗ.
Далее новое руководство выделило комплексы по производству полипропилена и изделий из него в отдельные ООО – «Нефтехимия» и «НПП «Прогресс». Причем, обе эти фирмы были переданы в управление ЗАО «МНПЗ-Нефтехим», которая является «дочкой» «Интеко». Таким образом, предприятие, входящее в империю семьи Лужкова, стало главным потребителем полипропилена, вырабатываемого ООО «Нефтехимия», построенного на деньги завода.

Как указано на официальном сайте «МНПЗ-Нефтехим», производство изделий из полипропилена началось на ОАО «МНПЗ» более 35 лет назад; сегодня производство изделий из полипропилена - это самостоятельная структура «МНПЗ-Нефтехим». О том, что у завода было собственное подразделение по производству изделий из пластмассы (ООО «НПП «Прогресс») - ни слова. Его, как будто, уже и нет?! И, действительно, с подачи Лебедева в ООО «НПП «Прогресс» объявлено о сокращении почти всего трудового коллектива. Поле битвы после победы, как известно, принадлежит мародерам...

Доля Лужкова

Интерес «Интеко» к МНПЗ не сводится только к полипропилену. Через компанию «Мега-Ойл» супруга столичного градоначальника осваивает на МНПЗ и нефтепереработку. И на это также есть свои причины.

«У Лужкова в Аджарии был свой интерес в портовом бизнесе. Это нефтехранилища и все, что связано с перевозкой грузов. Доля Лужкова составляла 25%, - говорит депутат Государственной думы РФ Алексей Митрофанов. – Это не случайно, ведь много груза, который идет через Батуми, ориентировано на Москву. А на чем жил Абашидзе? На транзите грузов, и на порту. Сидел, собирал деньги – с порта, таможни и т.п. И нормально себя чувствовал».

В апреле 2004 года Юрий Лужков почти два дня провел в Батуми на переговорах с Асланом Абашидзе, тогда еще главой Аджарии. В СМИ этот визит назвали политическим. Между тем, если о целях того визита поинтересоваться у рядового жителя Батуми, то он бы, скорее всего, назвал визит деловым. Как говорят жители автономии, столичный гость беспокоился не столько за целостность Грузии, сколько за содержимое нескольких нефтехранилищ, расположенных в Аджарии, и целый ряд других объектов недвижимости. Беспокоился так, словно те нефтепродукты были его: случись между Грузией и Аджарией война - кому что достанется?.. Помимо этого говорят, что Юрий Лужков ездил к Абашидзе пробивать таможенные преференции для поставки через Батуми в Турцию полипропилена, вырабатываемого на МНПЗ «Интеко». Впрочем, о чем бы ни договорились тогда Абашидзе с Лужковым, сейчас это уже не важно, поскольку, по мнению Алексея Митрофанова, весь совместный бизнес экс-главы Аджарии и его московских друзей забрал президент Грузии Михаил Саакашвили.

Итак, с какой целью был затеян весь сыр бор с учреждением МНГК, которая теперь на паритетных началах с «Сибнефтью» вроде бы как управляет Московским нефтеперерабатывающим заводом? По мнению аналитиков компании «Тройка Диалог», МНГК может предложить (если уже этого не сделала) «Сибнефти» сделку: 50% акций СП «Сибнефть-Югра», принадлежащие МНГК, в обмен на 39% акций «Сибнефти» в капитале Московского нефтеперерабатывающего завода. Если эта сделка состоится, то МНГК будет, по сути, единоличным хозяином Московского НПЗ. Следовательно, «Интеко» будет где развернуться в полную силу. О том, что новое руководство МНПЗ не горит желанием делиться денежными средствами с другими партнерами, говорит следующий факт. В 2003 году, после приостановления главой МНПЗ Лебедевым контрактов с фирмами «Fiber Technologies International» и «Joy Lud Distributors Internetional», их представители подали соответствующие иски в Лондонский и Стогкольмский арбитражные суды. В связи с чем, МНПЗ грозит выплата неустойки и пеней на сумму в полмиллиона долларов.

Впрочем, каким бы не были решения международных арбитражных судов, уже сейчас можно сказать, что попытка людей, связанных в мэром Москвы, захватить контроль над МНПЗ, крайне негативно отразилось на благополучие жителей Капотни. Но в итоге, столичный бюджет, лишается значительных средств, ранее поступавших в казну в виде налогов.

Источник: "Русский курьер"




Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9355
Участников online
56
Подписано
7194
Объявлений
2156
Компаний
5285
Новостей
13234
Форумов
24
Тем форумов
21757
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
895

Подписка