Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Интервью с Президентом компании "Тройка-Диалог"

Дата публикации: 23.09.2010 Количество просмотров: 728
Интервью с Президентом компании "Тройка-Диалог"

Президент «Тройки-диалог» Игорь Сагирян планировал построить около 0,5 млн кв. м жилья в России, но теперь не уверен, что построит весь этот объем. Зато работа над клубным поселком на Кипре, начатая в 2009 г., идет полным ходом. Сагирян называет Cap St Georges Villa Club своим любимым детищем и к лету будущего года планирует въезжать в новый дом.

- Вы финансист по роду деятельности, как вас в девелопмент занесло?
— Мне 58 лет, какой я финансист? Когда я начал работать, у нас все финансисты сидели в тюрьме или работали в Центробанке, бизнеса не было. Я работал в правительстве, в комсомоле, в Верховном совете Союза в международном отделе. Защищался в институте США и Канады АН СССР. Вот мой бэкграунд. В бизнес попал в 37 лет, когда познакомился с академиком [Абелом] Аганбегяном, и он предложил мне возглавить созданное им СП, одно из первых в стране. Это был 1989 г.
Потом 9 лет консалтинга в совместном с американцами предприятии, потом кризис, они ушли, а я остался. Собирался делать фонд прямых инвестиций, а хед-хантер, которого я нанял искать для меня людей, сказал, что со мной хотят встретиться, чтобы предложить работу. Так я познакомился со Стивеном Дженнингсом и пришел в «Ренессанс-Капитал» в качестве одного из основных партнеров. Проработал там до 2004 г. и сказал: «хватит».

- Почему?
Есть такой анекдот. Двое игроков выходят из казино, один в трусах, другой — без ничего. Тот, который в трусах, говорит: «Я всегда тебе говорил, надо вовремя остановиться». Я решил остановиться. Семья была в Лондоне, дети — кто школу заканчивал, кто на следующий уровень образования переходил. Я понял: если упущу это время, чтобы с семьей, с детьми пожить, то другого не будет. Приехал в Лондон.

- Долго продолжалась передышка?
— Три месяца. После чего решил создавать рестораны в Лондоне (сеть дизайнерских ресторанов Ping Pong Limited). Сейчас у меня 16 ресторанов, до сих пор получаю огромное удовольствие от этого бизнеса. Но когда через год-полтора все начало работать, появился менеджмент, и я понял, что мне там делать уже ничего не надо. К этому моменту старший сын закончил университет, приехал в Россию и работал здесь, младший поступил в университет и сказал «родители, я хочу жить отдельно». Дети выросли, я вернулся обратно.
Вернулся в «Ренессанс», но это была уже другая компания. Из небольшой, гибкой, быстро реагирующей на все структуры она превратилась в большую организацию со сложной бюрократией. Год-полтора поработал, сделал ряд интересных и, я считаю, важных вещей для компании, а потом понял, что в этой бюрократии я не чувствую себя комфортно. И тут я встретился с Рубеном Варданяном — моим старым другом. Он предложил: «компания есть, приходи». Я согласился, но сказал, что займусь private banking`ом, не хотел опять идти в investment banking, это самый агрессивный и изматывающий бизнес. Private banking — более приятная, спокойная работа.

- И все-таки, как вы стали еще и девелопером?
— Меня всегда интересовал девелопмент. Когда я вернулся в «Ренессанс», мы сделали «Ренессанс-девелопмент». Позже я выкупил долю «Ренессанса» и остался управляющим, название менять не стали. А кипрскую компанию Cap St Georges я сделал сам. Девелопмент в меньшей степени зависит от того, есть постоянный приток средств или нет, нежели бизнес, связанный с кредитованием населения. Да, тоже тяжело было, когда рынок просел, но надо было просто переждать. Я заморозил все участки, на которых работы не были начаты, а там, где стройка шла, кинул акционерное финансирование. Не кредиты.
Ведь что такое кризис? Представьте себе озеро: гладь воды, все красиво, а потом вдруг уровень воды опускается, и вылезают горы какого-то мусора, коряги. Вот что получилось. Не потому, что та или иная компания плохая. Обнажились проблемы, которые раньше не видны были, сглаживались.
В России я строю нужное жилье эконом-класса (в Краснодаре, Ханты-Мансийске). Необходимое. Я вырос в России, у меня отец из Краснодара, поэтому мой первый проект — краснодарский. Но большее удовольствие я получаю от Кипра.

- Почему Кипр для элитной недвижимости, не Россия?
— Элитная недвижимость в России делается местной элитой на месте. Меня никто не ждет в Краснодаре с элитной застройкой.
С Кипром обратная история. В свое время благодаря англичанам Кипр превратился в место для трехзвездочного туризма с пивом. Понастроили невесть что, но народ повалил, потому что есть море и солнце. А у нас есть желание попробовать развивать более элитный сегмент недвижимости и туризма. В месте, которое мы нашли, на западном побережье острова, преступление строить дешевые многоэтажные дома. Абсолютно девственная природа, потрясающая береговая линия, поселения римлян там были. За нашим участком начинается заповедник (национальный парк Akamas Hills).
Я пригласил известного английского архитектора с греческими корнями — Джорджеса Андраоса, он родился в Ливане, но учился и работал в Лондоне. Мы поставили задачу сделать такую «деревню», которая будет вписываться в местный ландшафт, из местных материалов, но самого высокого европейского качества.

- «Деревню»?
— Это не будет поселок в новорусском стиле, с растопыренными пальцами, лебедями и пальмами. Зачем здесь пальмы? Мы купили оливковую рощу и деревья перевозим целиком. Взрослые оливы покупать дорого, 1500 евро одно дерево. А так рощу купил и пересадил. Уже первый ряд деревьев пересадили. А там высадим новые оливы, пусть растут дальше.
Это будут элитные летние дома для отдыха людей, которые много видели, с развитым вкусом. Есть договоренность с Thanos Hotels, ведущей гостиничной группой на Кипре (объединяет три отеля класса «люкс», Anassa, Almyra и Annabelle), что она будет управлять поселком.

- Сколько стоит такую красоту построить?
— Вы удивитесь, но прибыль у нас маленькая, поскольку мы вышли с проектом в кризис. Примерно столько, за сколько продаем, и стоит построить. Почти, я не кривлю душой. С учетом стоимости денег. 5-7% годовых получится для тех, кто вложил деньги. Но в кризис это считается большим достижением, если мы получим 5-7% годовых для акционеров (Cap St Georges Villa Club создается на средства консорциума частных инвесторов). Дома стоят от 2 млн евро до 7 млн евро. Самый дорогой объект — участок 30 соток и дом 900 кв. м.

- Дом для вас?
— Нет, мне нужен большой дом, но не такой большой. Это для нового русского, а я старый армянский.

- Нужны вам там новые русские?
— Не нужны. А вы обратили внимание, что они все менее заметны? Сейчас новые русские чиновники появились.
У нас 43 дома, теннисный корт (в общей сложности планируется возвести 25 000 кв. м на участке площадью 12 га). За дорогой, которая ведет к поселку, будут строиться гольф-поля, но не нами. И марина в 3 км от нас строится (в Корал Бэй). Осенью у нас будут готовы первые 12 домов. Интересуются немцы, англичане, шведы. То есть это не только русские покупатели. Не будет такого, что «платишь — приходи». Потом же придется общаться! Люди должны быть комфортными друг для друга.

- И кто решает, кому продавать, а кому нет?
— Сами жители и решают. Шесть домов уже продано, то есть уже есть шесть человек, которые принимают решение. Я буду там жить. Я очень люблю помидоры выращивать, посажу там помидоры, кустов пять. Они красиво цветут.

- Сколько дней в году вы планируете проводить в своем кипрском доме?
— Дом на Кипре — это не тусовка. Такие дома покупают для семьи. У меня три внука, и я считаю, что лучшего места не может быть. У моего племянника дети. Это очаровательная вещь, когда семья большая, и хорошо, когда есть место, где все могут собраться. Мой брат живет в Штатах с дочкой, а сын его — в России. Если мы не будем собираться вместе, то мы друг друга забудем и при встрече перестанем узнавать. Это же неправильно.
Что мне нравится на Кипре — хорошее отношение к русским, хорошая экология, хорошая простая еда, хорошая медицина, изумительные школы. Прямой перелет из Москвы, что еще надо? По уровню безопасности с Кипром несопоставимы ни юг Франции, ни Италия. И это одно из самых чистых мест в Европе. Остров, как бы его ни портили, остается чистым.

- А у меня такое ощущение, что там скоро места живого не останется, так много проектов заявлено.
— Должен вас расстроить. В Европе прибавляется пожилых людей, а морское побережье не увеличивается. Новое строительство [в курортной зоне] — неизбежный процесс. Весь вопрос, что и как строят. Мы строим так, чтобы не испортить берег. Он потрясающей красоты — скалы, ракушечник мелкий, небольшие пещеры, какие-то маленькие каналы, небольшие лагуны.
Я влюблен в это место. Потому и выбрал Кипр. Но постольку во мне бизнесмен всегда берет верх, я решил строить не только для себя, и собрать там хорошую компанию. Мы хотели еще сделать несколько аналогичных проектов, в Хорватии, Черногории, но я все остановил.

- Почему?
— Это бизнес, а не просто «красивый дом построить». Поэтому надо посмотреть, как пойдет. Плюс уже настораживало то, что происходило с экономикой. Кипр — это все-таки европейское государство. Доходность там меньше, но и рисков меньше. В странах бывшего соцлагеря не поймешь, какие законы, кому что принадлежит, можешь ты покупать и строить или нет. Посмотрите, сколько в Хорватии, Черногории, других местах наши люди ломали себе шею. Берут участок, а потом оказывается, что на нем нельзя строить, или план на эту территорию будет только лет через пять разработан. На Кипре удивительно легко работать. Меня принял президент Кипра, сказал — если проблемы будут, обращайтесь, всем поможем, только стройте. Создайте похожие условия — и в России будут развивать такие проекты [как Cap St Georges].

- В России у вас много участков?
— Если я построю все, что у меня есть, это будет 0,5 млн кв. м. Но я думаю, что я столько не построю, часть (участков) продам. В Краснодаре около 130 000 кв. м планируется построить. Дом есть в Нягани (ХМАО) почти готов, к сожалению, сейчас сужусь с бывшими партнерами. Я все оплатил, они взяли деньги и не достроили. Прошло почти три года.
Я работал в России, в Англии, у меня бизнес есть в Сан-Паулу в Бразилии, в Вашингтоне, в Дубае, есть бизнес на Кипре и в России. Сложнее всего работать дома, из-за мощнейшей бюрократии.
Я построил 12 ресторанов в Лондоне, один в Вашингтоне, один в Сан-Паулу и один в Дубае — я даже не знаю, кто у них префекты, супрефекты. Моя задача — делать бизнес и платить налоги, а не общаться с вице-губернатором.

- Про чудовищную бюрократию — тут с вами мало кто поспорит.
— А взятки? Я готов оплачивать услуги. Но когда мне создают проблему специально, требуя плату за ее решение, меня это возмущает до глубины души.
Я вам расскажу случай, и это то, с чем мне в бизнесе приходится встречаться каждый день. Я жил на набережной Шевченко. Выехал из дома, мне на поворот под стрелку. Стою на светофоре, прямо — зеленый, стрелка не горит, загорелся красный — стрелка не горит, снова прямо зеленый — стрелка не горит. Значит, стрелка сломалась, — решаю. Поехал. За углом стоит гаишник, останавливает: «Вы нарушили». Я говорю — там стрелка на светофоре не работает. И в ответ слышу: «Нет, она работает, я ее установил так, что она включается через раз». Он, не стесняясь, мне это сказал. Так и во всей стране — они ставят такие «стрелки» везде. И как с этим бороться, не знаю. У меня трое сыновей, двое живут в России, хотят здесь работать, но меня расстраивает — какое у них здесь будущее?
У нас немного сложнее еще и потому, что в России по сей день нет хорошей юридической базы, которая защищала бы инвесторов. Когда мне говорят, что «база хорошая, только законы плохо исполняются» — это значит, что ее нет. И уважения к чужой собственности у людей в России не развито. Это все нам придется преодолеть.

САГИРЯН Игорь Апетович

Родился 8 февраля 1952 г.

1974 г. окончил Московский Государственный институт международных отношений (факультет мировой экономики и международной торговли)

1977 г. окончил аспирантуру в Институте США и Канады, АН СССР, кандидат экономических наук.

1991 г. окончил Гарвардскую школу бизнеса, Бостон США.

1977 — 1987 г. — работал в Комитете молодежных организаций СССР, в том числе с 1984 по 1987 являлся заведующим отделом КМО СССР

1987 — 1989 г. — Консультант Международного отдела Верховного Совета СССР

1989 — 1993 г. — Учредитель и управляющий директор «Линк Консалтинг»

1993 — 1999 г. — Учредитель и генеральный директор СП «Бэйн-Линк»

1997 — 2004 г. — Член правления ОАО «Новолипецкий Металлургический Комбинат»

1999 — 2001 г. — Руководитель управления инвестиционно-банковских услуг ИК «Ренессанс Капитал»

2001 — январь 2009 г. — Президент ИК «Ренессанс Капитал»

С 2004 г. по настоящее время — Основатель и председатель Совета директоров Ping Pong Limited — сети дизайнерских ресторанов в центре Лондона и Сити (основана в период отпуска на основной работе в Ренессанс Групп).

С декабря 2006 г. по настоящее время — Основатель и Генеральный директор группу инвестиционных и девелоперских компаний «Ренессанс Девелопмент» (проекты в Ханты-Мансийске, Астрахани, Краснодаре и Пензе).

С 2009 г. по настоящее время — президент компании «Тройка Диалог»

Женат, имеет троих сыновей.



Источник: http://www.vedomosti.ru/tnews/news/1076/slozhnee_vsego_rabotat_doma



Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9372
Участников online
31
Подписано
7213
Объявлений
2118
Компаний
5281
Новостей
13218
Форумов
24
Тем форумов
21737
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
883

Подписка