Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Сибирские стандарты цементного бизнеса

Дата публикации: 31.05.2011 Количество просмотров: 1142
Сибирские стандарты цементного бизнеса
Сибирские компании, работающие внутри России, еще не скоро начнут играть по правилам цивилизованного бизнеса. Панибратство, коррупция и двойные стандарты в отношениях с властью еще долго будут основой для корпоративных конфликтов.

В последние годы корпоративные конфликты, как тихие, так и громкие, стали обычной практикой сибирского (и не только!) бизнеса. Конечно, конфликты возникали и раньше, но только с недавних пор их решения стали проходить в более-менее цивилизованном русле, переместившись с городских окраин в суды. «Братков» и «разводил» сменили профессиональные юристы. Впрочем, легче пока не стало. Бизнес-консуль­тант, руководитель проектов центра бизнес-мастерства «Харизма», а в прошлом — вице-президент по управлению персоналом холдинга «Сибирский цемент» Олег Сперанский считает, что это закономерно. В основе проблем сибирских компаний — попытка резкого выхода из тени и неэффективное корпоративное управление. По мнению Сперанского, скоро появится новое поколение бизнесменов — по-западному грамотных и мыслящих стратегически. Однако смогут ли они выжить в российских реалиях с нестабильным законодательством и беспардонно вмешивающейся в дела предприятий властью — большой вопрос.

— Почему, выйдя из кризиса, сибирские промышленники не принялись спокойно восстанавливать бизнес, а побежали в суды?

— На мой взгляд, проблемы этих компаний возникли из-за попыток занять новые ниши и получить активы путем стремительного перехода на так называемый цивилизованный уровень. Выход из тени — идея сама по себе хорошая, но в процессе раскрытия информации из некоторых шкафов начинают валиться скелеты. Все помнят о деле Ходорковского. Наша страна недаром занимает одну из первых строк рейтинга самых коррумпированных держав. У нас есть взаимоотношения, которые показываются всем, и есть скрытые договоренности, которые обеспечивают бизнесу и власти взаимовыгодное существование.

Менталитет российских предпринимателей устроен таким образом, что если есть возможность обмануть, они обманут. Западный человек устроен совершенно иначе — он выйдет за пределы установленных норм только в каком-то экстраординарном случае. Поэтому сколько бы у нас не ужесточали законодательные меры, проблему это никогда не решит.

— А если участники скандальных историй потратят чуть больше времени на «подчищение» хвостов, неприятностей можно избежать?

— Вопрос не в «подчищении», а в принципиально другом подходе к организации бизнеса. Уже начал формироваться новый образ бизнесмена, который готов играть по правилам. Во многом этому способствует как раз популяризация бизнес-образования. Конечно, таких предпринимателей пока не слишком много. Но ведь существует, например, компания «Катрен», в которой не первый год реализуется программа обучения ведущих специалистов. Но в основном у нас к идее обучения относятся скептически, предпочитая либо старые накатанные схемы образца постсоветского времени, либо изобретение велосипеда: зачем, мол, нам применять западный велосипед с круглыми колесами, по нашим дорогам он все равно не поедет, давайте построим шагающий экскаватор.

Скандальные истории — это последствия неэффективного корпоративного управления. Неприятности останутся, пока не будет решена общероссийская проблема формирования управленческого коллектива. В основном сибирский бизнес возглавляют харизматичные лидеры, управляющие компанией по наитию. Они люди творческие, способные к рискованным начинаниям. Нет ничего более шаткого, чем то, что создано и удерживается на авось, без стратегии. Хотя не могу не признать, что в некоторых ситуациях интуиция работает лучше логики. В кризис бизнесмены нового поколения растерялись — они пытались осознать ситуацию с точки зрения логики и продолжали играть по правилам, а логика и правила в тот момент не действовали. В результате более живучими оказались как раз интуиты — их мало смутило крушение системы, они в принципе не привыкли к системному мышлению.

Но надо понимать: кризис — явление исключительное, требующее исключительных же, аномальных мер. Ориентироваться следует в первую очередь на мирное время. И если компания хочет поднять бизнес на цивилизованный уровень, ей необходима команда профессионалов. Но у нас есть некий сложившийся стереотип: управленец привлекает в свою команду людей, которые с ним как-то связаны. Если у того же Тарана появится выбор нанять высококвалифицированного специалиста с дипломом МВА или просто своего знакомого, опыт подсказывает, что он не выберет человека со стороны. Соответственно компетентным менеджерам в таких компаниях сложно. Даже если им удается попасть в штат, задержаться в коллективе на долгий срок у них не получается из-за своей обособленности. В западных компаниях подбор команды по принципу знакомства бывает только в малом бизнесе. Крупные игроки «охотятся за головами».

— Подождите. Получается, проблему любого конфликтного предприятия сможет решить команда профессионалов с дипломами МВА?

— Я думаю, что универсальной таблетки для российского бизнеса нет — его вылечит только время. Для того чтобы преодолеть последствия татаро-монгольского ига, стране понадобилось пережить смену трех поколений. И чтобы преодолеть последствия дикого бизнеса стадии первоначального накопления капитала, нужно, чтобы сменились три поколения предпринимателей — возможно, тогда у бизнесменов выйдут на первый план другие ценности помимо извлечения сверхприбыли. Если западные бизнесмены не могут работать без миссии, то у нас об этом не принято думать — в приоритете сиюминутная выгода, обеспечение собственного ближайшего будущего. В нашей стране очень сложно мыслить стратегически. Сейчас все ждут президентских выборов, с трудом представляя, как после них изменятся условия жизни и работы.

Вспоминаю завод ЭЛСИБ. Когда я там работал, все понимали, что предприятие, чей возраст перевалил за полвека, а изношенность оборудования составляет 80 процентов, без инвестиций развиваться не будет. Но ни акционер, ни руководство не принимали решения о выделении существенных средств на развитие компании — жили надеждой на авось и на то, что государство не даст заводу развалиться, а сами всерьез вкладываться в модернизацию в расчете на долгосрочную отдачу категорически не хотели. Их можно понять — как рассчитывать на получение реальной прибыли в десятилетней перспективе, если не знаешь, что будет с бизнесом через год? Поэтому большинство выжимает что может из имеющихся активов. Рейдеры, захватывая предприятие, тоже не ставят перед собой цель его развивать — там психология совершенно иная. Захватывают, чтобы выжать максимум, а потом продать. Вспомним Алтайский тракторный завод. Он развивается? Мне про него анекдоты рассказывают. Один из дилеров сельхозтехники поделился, что местные власти, желая заявить о модернизации предприятия, обязали алтайских фермеров закупать технику «Алттрака» — инициатива вроде хорошая, но согласно распоряжению техника должна была закупаться максимально дешевая. Работники завода решили не спорить и технику закупить, но не использовать — старая надежнее.

— Про рейдерство вы уже сказали... Тем не менее сейчас и рейдеры стали другими. Процветает гринмейл... С чем это связано? Рейдеры становятся умнее?

— Рейдерам пришлось стать осторожнее. В нашей стране все-таки совершаются подвижки в деле борьбы с коррупцией — скандальные отставки в судейском корпусе усложнили работу рейдеров, привыкших работать через подкуп судей. Кроме того, предприятия, которые раньше можно было взять голыми руками, стали гораздо более юридически подкованными. Сегодня, чтобы присвоить компанию, нужно проделать большую работу: найти заинтересованные стороны, подыскать к каждой из них подход — не просто сунуть денег, а предложить перспективы сотрудничества.

— А кого винить в громких скандалах последнего времени, связанных с такими компаниями как «Сибирский цемент» или «Топ-Книга»?

— Очень часто бизнесу, чтобы развалиться, не требуются пришлые рейдеры. Хватает вполне традиционного, даже банального отсутствия стратегии. Возьмем ситуацию с компанией «Топ-Книга». С 1992 года она в высшей степени активно развивалась, внедряла передовые для своего времени информационные технологии и в результате стала одним из явных лидеров книжного рынка. В связи с активным развитием заменителей — электронных книг, в том числе находящихся в бесплатном доступе, — бизнесу потребовался пересмотр стратегии. Собственники компании оказались к этому не готовы. Они продолжали использовать привычные способы получения быстрой прибыли, хотя те уже перестали работать. Так между совладельцами начало нарастать напряжение, которое с кризисом 2008 года усугубилось. В результате мы наблюдаем истощенную внутренними дрязгами и судебными разбирательствами компанию в состоянии банкротства и продажи. По моему мнению, если бы Лямин и Трифонов вовремя отреагировали на изменения рынка, объединив ресурсы и пересмотрев маркетинговую стратегию компании, нынешней ситуации удалось бы избежать. Но вместо этого они запаниковали, начали делить бизнес — и в результате оба оказались в проигрыше.

По сходным причинам постоянные проблемы испытывают активы Эдуарда Тарана. Господин Таран — человек с множеством творческих идей, не выстроенных в единую стратегию. У него есть цель — сиюминутная нажива, но способы ее достижения он выбирает по наитию, бессистемно. В то время, когда я работал в «Сибирском цементе» директором по персоналу, было очевидно, что для развития таким активам, как «Искитимцемент» и «Ангарский цемент» требуются значительные финансовые вливания. Получить их они могли за счет либо внутренних инвестиций, либо объединения с крупным игроком типа «Евроцемента». В результате не был выбран ни один из этих путей: Тарану, оказалось, и своих денег было жалко, и делиться потенциальной прибылью с чужой корпорацией не хотелось.

— Способствует ли недостатку самосознания бизнеса высокая роль государства, которую оно продолжает играть в экономике? На слуху проблемы с московским «Домодедово», которое открыто бьют силовики... Может, в этом дело?

— Безусловно. Я помню, как Анатолий Квашнин в бытность свою сибирским полпредом приехал на ЭЛСИБ. Там собрались представители машиностроительных компаний, чтобы обсудить перспективы своей отрасли. И господин Квашнин со свойственным ему прямолинейным менталитетом военного настоятельно рекомендовал собравшимся покупать только отечественные запчасти, чтобы поддержать отечественных производителей — более того, он заявлял о своих планах серьезно разбираться со случаями закупки импортной техники. Инициатива может показаться неплохой, но лоббирование интересов отечественных производителей — это не цивилизованный рынок. И такое вмешательство власть предержащих в бизнес наблюдается на всех уровнях — вспомните хотя бы совместные промоакции Владимира Путина и АвтоВАЗа. Неудивительно, что иностранные инвесторы считают российские компании непривлекательными: они не знают, с кем тут работать — с бизнесменами или чиновниками.

— И все же вы верите, что ситуация переломится?

— Все зависит от того, попадет ли бизнес в сферу свободной конкуренции, потому что она все расставит по своим местам. Компаниям, вышедшим на транснациональный уровень, играть придется по общемировым правилам, чтобы удержаться на плаву. А пока компания не выходит за границы российского рынка с его панибратством, коррупцией и непрозрачностью экономики, ниша для формирования проблемных коллективов, а значит, и для скандальных историй, никуда не денется.



Тэги:  искитимцемент  сибирь  цемент  стандарты 

Источник: www.expert.ru



Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9363
Участников online
27
Подписано
7202
Объявлений
2151
Компаний
5285
Новостей
13234
Форумов
24
Тем форумов
21752
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
893

Подписка