Реклама

Неразрушающий прогрев бетона

Георг Клегер, «Сибирский цемент»: Если сильно вырастет наша цена, в Сибирь привезут свой товар китайцы

Дата публикации: 05.06.2013 Количество просмотров: 3210
Георг Клегер, «Сибирский цемент»: Если сильно вырастет наша цена, в Сибирь привезут свой товар китайцы
В прошлом году «Сибирский цемент» вошел в пятерку крупнейших производителей цемента России. Компания могла бы существенно продвинуться в рейтинге в этом году, не сорвись покупка «Искитимцемента», крупнейшего цементного завода в Новосибирской области. Корреспондент РБК daily АЛЕКСЕЙ ПАСТУШИН обсудил с президентом ОАО «ХК «Сибцем» ГЕОРГОМ КЛЕГЕРОМ ход переговоров по возможной сделке с РАТМ, конфликт с бывшим главой компании и чем мокрый способ производ­ства лучше сухого.

Вежливый отказ

— В феврале ФАС не дала вам купить «Искитимцемент» у Эдуарда Тарана, который, правда, до того и сам говорил, что передумал его продавать. Что будете теперь делать?

— Решения ФАС могут быть разными. Во-первых, нужно понимать, что «Сибирский цемент» не монополист в Сибирском федеральном округе. Во-вторых, нельзя не учитывать: для того чтобы цементная промышленность развивалась, требуется консолидация предприятий отрасли. Маленький одиночный заводик никогда не перейдет на сухой способ. Его владелец купит себе машину Porsche, особняк, но вложить 500 млн долл. в развитие производства не сможет. Только крупная группа компаний, к примеру Lafarge, «Евроцемент», может себе позволить модернизировать три завода за 1,5 млрд долл. Что касается «Искитимцемента», то нам по-преж­нему интересна эта инвестиция. Договоренность о покупке завода с господином Тараном была достигнута. Он ведет свою политику с позиций продавца и, конечно, заинтересован в повышении цены сделки. Поэтому может говорить прессе разные выгодные ему вещи. И я его понимаю.

— Как бы вы прокомментировали заявление экс-президента «Сибирского цемента» Андрея Муравьева о неэффективной работе менеджмента холдинга и конфликт с Ciments Français после неудавшейся покупки ее турецких активов?

— Это не первый случай, когда с уходом из компании топ-менеджера рождается конфликт. Комментировать заявления господина Муравьева я не буду, по данной теме все сказано в официальных сообщениях холдинга. Теперь о «турецкой» сделке. Мы заплатили 50 млн евро компании «Симан Франсэ» в качестве аванса за приобретение ее «турецких активов». Сделка не состоялась, однако «Симан Франсэ» не считает нужным возвращать деньги. Это юридический конфликт. Как суды решат, так мы и будем поступать.

Суше не значит лучше

— С конфликтами ясно. Интересно другое: сейчас многие компании, например тот же «Евроцемент», торопятся перевести свои заводы на сухой способ производства. Каковы ваши планы по модернизации своих заводов?

— Правильнее будет сказать, что «Евроцемент» хотел бы перевести все свои 16 заводов на сухой способ производства. Многие из этих предприятий очень старые. Это для «Евроцемента» серьезная проблема. Технология производ­ства цемента по сухому способу выгоднее, поскольку она позволяет экономить до 30% энергоресурсов. Но получается ли более качественная продукция? Нет. Поскольку сухое сырье гораздо тяжелее смешивать равномерно. Сырье в воде, напротив, смешивается более однородно. Именно поэтому специальные сорта цемента, такие как тампонажный, даже западные компании производят мокрым способом. Только потом эту воду надо выпаривать — вот здесь и теряется энергия.

— Когда Россия догонит США, где практически весь цемент производится по сухому способу?

— В Америке совсем недавно отошли от мокрого способа. А в России сможем перевести все заводы на сухую технологию только лет через 30. Но, повторюсь, по качеству это ничего не дает. Другой вопрос, как будут развиваться цены на энергоносители после вступления страны в ВТО и, соответственно, насколько большое значение получит энергоемкость технологии. Три года назад мы думали, что у нас в Кузбассе логичнее в качестве топлива использовать уголь — потому что вот он у нас, под ногами. Но наши экономисты провели расчеты и пришли к выводу, что уходить с газа нет смысла — в переоснащение производства нужно будет вложить около 50 млн евро, но это невыгодно при сегодняшней цене газа. Например, на Украине другая ситуация. Там заводы вынуждены были переводить на уголь именно из-за стоимости энергоресурсов. Десять лет назад на Украине газ стоил 20 долл. за тысячу кубов, а сегодня в десять с лишним раз больше. К тому же в Сибири бывает слишком холодно. Когда на улице минус 40 градусов, не так много энергии можно сэкономить, как в Сочи или Риме. Если же строить новую линию, как мы делаем в Красноярске, то только сухую. Сегодня уже никто не будет строить линию по производству цемента мокрым способом.

— Каков уровень ваших инвестиций в Красноярске?

— Линия стоит 12,5 млрд руб. Это наша крупнейшая инвестпрограмма на сегодняшний день. С запуском новой линии мощность завода превысит 2 млн т цемента в год. Кроме того, «Красцем» суще­ственно снизит выбросы и создаст 190 рабочих мест.

— На какой период рассчитываете?

— На данный момент мы затратили более 4 млрд руб. соб­ственных средств. Начали строить до кризиса и сейчас продолжаем. Остается инвестировать примерно 8—9 млрд. В принципе можно бы достроить за два-три года. Конечно, мы думаем и о кредитах. Но российские банки не привыкли предоставлять долгосрочные займы, скажем на десять лет. Они готовы выделить средства на три года, например. А мы бы хотели получить их на семь—десять лет как минимум. На таких условиях с нами могут работать Внешэкономбанк или ЕБРР, и с ними мы ведем переговоры. Мы бы могли ускорить строительство, если бы видели рост рынка на уровне 20%. А поскольку он растет примерно на 5% в год, мы пока не торопимся.

— Какие еще инвестиции планируете?

— Мы реализуем значимую инвестпрограмму на бурятском «Тимлюйцементе». В прошлом году начали, а в этом закончим строительство нового упаковочного отделения. Кроме того, продолжается освоение юго-западного фланга Таракановского месторождения известняка. Его запасов хватит на 30 лет. В реализацию этого проекта холдинг вложил больше 100 млн руб. Планируем и некоторые другие инвестиции.

— Компания сейчас развивается в основном за счет собственных средств, не привлекая кредиты массово? Какая кредитная нагрузка сейчас у компании?

— Конечно, развиваться только на собственные средства невозможно. По итогам 2011 года (согласно имеющейся у нас отчетности по МСФО) кредитная нагрузка «Сибирского цемента» превысила 6 млрд руб., соотношение долг/EBITDA равно 2. В 2012-м, по предварительным расчетам, кредитная нагрузка холдинга составит более 5 млрд руб., соотношение долг/EBITDA — около 2. Хорошо это или плохо? Считается, что 2 — очень хорошо, 12 — очень плохо.

Когда количество переходит в качество

— Планируете улучшить основные финансовые показатели — доход, выручку?

— В 2011 году наша чистая прибыль выросла почти в четыре раза по сравнению с 2010-м и составила 2,8 млрд руб. Прошлый год был не хуже, но резкого роста показателей мы не ждем. В прошлом году себестоимость цемента стала выше на 15% по сравнению с 2011-м, при этом цены росли намного медленнее. Есте­ственно, есть и внешние факторы, оказывающие влияние на нашу деятельность: растет инфляция, постоянно усиливается конкуренция. Раньше, например, Казахстану не хватало цемента. А сейчас в Северном Казахстане в Кокшетау открывается новый завод. Оттуда, наверное, захотят везти цемент и в Россию. Открываются другие заводы, например на Урале, где тоже думают: «Давайте продукцию в Сибирь повезем». Когда-то в Москву все цемент возили, а сейчас рядом со столицей начали его производить. Значит, предприятия, которые когда-то поставляли туда свою продукцию, захотят везти ее на другие рынки — в тот же Новосибирск или Омск. К примеру, «Сухоложскцемент» открыл перевалочный пункт в Омске, тем самым пытаясь усилить позиции на сибирском рынке. В 2013 году мы реализуем больше 4 млн т цемента. В прошлом году все сибирские заводы произвели 8 млн т, а объем потребления в регионе составил 6,4 млн т. Думаю, что и в этом году рост будет на уровне 5%.

— Где вы видите точки роста для своих бетонных производств?

— Большой потенциал — в больших городах. В Новосибирске рынок — это где-то миллион кубов в год. Но рынок бетона очень сегментирован. Для нас задача — это 30% рынка, значит, надо сделать 300 тысяч кубов. В этом году мы произвели 150, в следующем планируем выпустить 250. Кроме того, дальше будем работать с дорожниками. Из недавних примеров — на нашем бетоне строили окружную дорогу в Новосибирске. Она не асфальтовая, а бетонная. Сейчас поставляем бетон на строительство мостов в Красноярске и Новосибирске. В долгосрочной перспективе нам интересно делать специальные бетоны и цементы. Специальные цементы мало кто делает: сульфатостойкие, тампонажные, дорожные. Вот эти вещи нам интересны, потому что они очень дорогие. Но для потребителей высокая цена оправданна: мосты и дороги должны строиться на века, а прочность зависит во многом именно от качества цемента.

— Является ли чисто российской спецификой, что крупным производителям цемента приходится делать свои бетонные производства для поддержания качества продукции?

— Все цементные корпорации в мире производят свой бетон. Нам более комфортно, если у нас есть свой бетон и мы контролируем целую цепочку. Плюс мы зарабатываем на этом деньги. У нас есть один завод в Кемерове, заводы в Красноярске, Новосибирске. За последние два года они в два раза увеличили продажи. Видно, что спрос растет.

— Есть ли какие-то особые проблемы с качеством бетона в России?

— Проблемы есть. Я думаю, что в России их больше, чем в других странах. Во-первых, многие бетонные производства устарели. На некоторых продукцию до сих пор делают вручную, как 20 лет назад. Во-вторых, в России на низком уровне организованы поставки песка и щебня. Я говорю: «Дайте мне 2 мм и 3 мм». И за рубежом именно такой песок мне и привезут. Что привезут в России? Никогда не угадаешь. Хотя каче­ство песка и щебня сильно влияет на параметры бетона. В-третьих, не все благополучно с подбором бетона. Важно, насколько правильный бетон подобрал бетонщик строителю. Правильно он подобрал — будет тот же мост сотни лет стоять, неправильно — пойдет трещинами и в конечном итоге рухнет. Нужно понимать, что в связке бетонщик — строитель нас, цементников, как организации может не быть совсем. Мы поставляем цемент бетонщику, на этом наша зона ответственно­сти заканчивается. Другой вопрос, что крупные строительные организации заботятся о качестве. Поэтому они скорее обратятся к нашей компании «Сибирский бетон», поскольку в этом случае холдинг «Сибирский цемент» отвечает и за качество цемента, и за качество бетона, и за его подбор.

— Какой бы прогноз ценам на цемент вы дали?

— По всей вероятности, они будут уверенно расти. В первую очередь это вызвано тем, что себестоимость нашей продукции становится выше. В разы растут транспортные издержки, увеличиваются цены на электроэнергию и газ. Посмотрим, что будет с нефтью, но горючее тоже довольно сильно дорожает. Также возрастает стоимость материалов, запчастей и оборудования, необходимого для ремонта и технического перевооружения предприятий.

— Насколько сильна будет динамика цен?

— Большого роста цен на цемент мы не ожидаем, так как производителей сдерживает рынок. Если сильно вырастет наша цена, в Сибирь привезут свой товар китайцы либо поставщики с Урала. Поэтому наша задача — не снижая маржи, за счет цены покрыть инфляцию и рост себестоимости. Так что, думаю, рост цен будет происходить в рамках инфляции.


Тэги:  Георг Клегер  Сибирский цемент 

Источник: rbcdaily.ru



Поделиться:

Вход пользователей

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Поиск по сайту

Статистика

Участников всего
9387
Участников online
12
Подписано
7224
Объявлений
2163
Компаний
5287
Новостей
13236
Форумов
24
Тем форумов
21760
Cтатей
1661
Резюме/вакансий
895

Подписка